Последние комментарии
Наши контакты
Журнал «Известные люди Юга» №6(№5)(№4)(№3)(№2)(№1)

Читайте нас:  

   
21 января 2018

Ирина Кувалдина

Все пути ведут в школу


Эта милая женщина олицетворяет собой не чиновника, облечённого властью, а классический образ школьного учителя. Её первая и главная профессия сегодня находит проявление буквально во всём: в интонации, в манере держать себя, в умении просто объяснять сложные вещи.

Сегодня Ирина Владимировна курирует  социальную сферу региона. Ее жизненным кредо было и остается: «Если тебя что-то не устраивает, обязательно попробуй это изменить».

- Ирина Владимировна, глядя на вас, почему-то сразу приходит на ум традиционная советская семья: папа – инженер, мама – учительница. Это действительно о вашей судьбе?

- Да, мой отец Владимир Павлович Гордеев – инженер-строитель, мать Тамара Григорьевна – учитель русского языка, литературы и истории. Она родом из Сибири, он – из средней полосы России, а жили здесь, на Юге. Создавали семью, когда мама уже окончила институт, а отец ещё учился в Кабардино-Балкарском университете. Меня отчасти можно считать студенческим ребёнком. Хотя папа к тому времени был человеком достаточно взрослым, он получал высшее образование, отслужив в армии и окончив техникум.

Мама после многих лет учительства сменила ещё несколько профессий: работала и в архиве, и в библиотеке, а папа всю жизнь отдал строительной отрасли. До самой смерти трудился в крупнейшем на то время объединении – «Крайколхозстрое».

- А кто повлиял на вас? Вы пошли в педагогический институт по примеру мамы?

 - У меня ещё был пример бабушки, которая проработала в школе более сорока лет. Так что, у нас педагогическая династия.

- Я знаю, что в институте вы выбрали математику. А почему не русскую литературу или историю?

- Врачи не рекомендовали мне долго читать вслух. А литература, история, как вы понимаете, без чтения не обходятся. Поэтому я остановилась на математике, тем более что заканчивала математический класс, принимала участие в математических олимпиадах и любила этот предмет.

Кстати, мама не очень-то приветствовала моё желание заняться педагогикой. Она агитировала меня идти в строительный техникум – по примеру отца. Я действительно направила свои стопы туда после 8 класса, но потом забрала документы и всё-таки, закончив школу, поступила в пединститут.

- Ваша собственная семья – уже семья военных. Пришлось пожить в военном городке?

- Да, мой муж Павел Георгиевич окончил военное училище. Он, можно сказать, из военной династии, большинство мужчин в семье – офицеры. Мы с ним одноклассники, вместе учились в 30-й школе города Ставрополя. Поженились рано, когда он был курсантом, а я – студенткой, и потом уехали по распределению на Украину. Это был 1986 год, как раз после трагических событий на Чернобыльской АЭС.

Жили в небольшом шахтёрском городке Павлограде Днепропетровской области. Сначала снимали квартиру, затем получили жильё. В отличие от многих офицерских жён, у меня была возможность сразу устроиться на работу – были нужны учителя. Кроме работы занималась общественной деятельностью, работала в женсовете воинской части.

 Затем в стране начались перемены, муж уволился из рядов Вооружённых Сил – началось расформирование ракетных войск, в которых он служил. В результате он устроился работать учителем в Павлоградскую школу, где мы вместе проработали более 5 лет. В середине 90-х возвратились на Ставрополье. Супруг работал в налоговой инспекции, налоговой полиции, Госнаркоконтроле. В настоящее время – директор Ставропольского колледжа связи имени Героя Советского Союза В.А.Петрова, то есть, вернулся к педагогической деятельности.

- Это вы на него повлияли?

- Возможно, но он и прежде с огромным удовольствием работал с молодежью.

- Что вы чувствовали, когда первый раз вышли к классу как учительница?

- Моя первая линейка состоялась в Павлоградской школе. Будущие ученики вручили мне ленту, на которой было написано: «Мы вам верим». Это, конечно, придало смелости, появилось ощущение высокой ответственности.

Класс был выпускным, некоторые из учеников были всего на четыре года моложе меня. Конечно, пытались проверить меня на стойкость, на профессионализм. Помню в какой-то момент, я сказала им: «Ребята, я пришла к вам, с открытой душой, может быть, я чего-то не знаю и чего-то не умею в силу возраста, но свой предмет я люблю, и эти знания хочу передать вам». Дальше между нами установилось полное взаимопонимание.

 Кстати сказать, я уверена, научить человека быть учителем невозможно. Можно вооружить знаниями, объяснить методику, но любовь к профессии, «чувство класса» возникает в самый первый момент – либо оно есть, либо нет.

- Что вы преподавали?

- Вела математику, информатику, в то время предмет практически никому не знакомый, и даже принимала участие в разработке первых учебников.
Впоследствии давала уроки истории, поскольку не хватало учителей этой специальности, и даже этику и психологию семейной жизни. Занятия для девочек – самостоятельно, а для мальчиков вести классы мне помогал мой муж, в то время ещё будучи офицером.

Со многими моими выпускниками с Украины, несмотря на существующие проблемы, общаемся до сих пор. Помогает социальная сеть «Одноклассники», в которой я во многом из-за этого и остаюсь.

- Какие события из педагогической работы оставили самые яркие воспоминания и впечатления?

- Таких воспоминаний много. Так, например, по возвращению в Ставрополь, я работала в четвёртой школе.

Зная, что я приехала с Украины, один из учеников, пытаясь сорвать урок, стал разговаривать со мной на суржике (разговорный язык, включающий элементы украинского и русского языков, бытует у нас на юге). Класс напряженно ждал моей реакции. В ответ я попросила не искажать украинский язык, так как к правильной украинской речи его слова отношения не имели. А затем начала читать стихотворение Тараса Шевченко на его родном языке. Это произвело сильное впечатление на ребят, и от лирики мы перешли к физике, так как этот предмет я тогда преподавала. Мой рейтинг, как сказали бы сейчас, значительно возрос.

Ещё один пример, сложный педагогический случай. Когда меня назначили директором 27-й школы Ставрополя, вечера отдыха здесь проводились только в виде дискотеки. Я считала, что это неправильно, сначала должна быть интеллектуальная часть, затем – развлекательная.

 В назначенное время, когда планировалась предшествующая танцам часть, в актовый зал никто из участников не пришёл. Тогда я закрыла действо, заявив, что вечер отдыха отменен. В это время рядом со школой на заброшенном участке бывшего детского сада собрались «участники дискотеки», более ста человек. Я пролезла через дырку в заборе и подошла к ним. Говорю: «Ребята я готова к сотрудничеству, но считаю, что как директор должна вас не только развлекать, но ещё и образовывать. Даю слово, если вы будете выполнять мои требования, то и я всегда буду идти вам навстречу». Согласились. Взаимопонимание наладилось. Об этой школе и об этих ребятах, остались самые тёплые воспоминания. А данное слово я, конечно, всегда держала.

- Бывало такое, что класс мог выйти из-под контроля? Как вы действовали в таких случаях?

- Знаете, ничего подобного не было. В педагогической профессии очень много значит личность учителя. Если ребята чувствуют твою внутреннюю уверенность, они ведут себя соответственно. А если человек придёт неуверенным в себе, неготовым к контакту, могут быть проблемы.

Но сложные ситуации у меня, конечно, были. Например, однажды на перемене подрались двое парней. Подрались жестоко, их, конечно, разняли, к началу урока все были взбудоражены, стоял шум. Я понимала, что сейчас вести математику не получится. Была зима, на улице шёл снег. Я повернулась к окну, долго молчала. И когда класс затих, начала читать стихотворение нашего земляка Владимира Гнеушева «На улице падает снег». Всё. Обстановка разрядилась. «Ребята, – говорю я, – то, что случилось плохого, уже ушло. У вас впереди – жизнь».
И дальше уже перешла к уроку.

- Как произошло, что из учителей вы стали чиновником, руководителем целой отрасли? А впоследствии и куратором всей социальной сферы?

- В 2008 году тогдашний министр образования края Алла Золотухина предложила мне перейти на работу в министерство. Я не сразу согласилась, потому что считала, что школа – лучшее, что со мной могло случиться, и чувствовала себя счастливой, когда шла на работу. Но Алла Фёдоровна, зная мой характер, сказала: «Неужели вас всё устраивает в том, что происходит в образовании?» Я говорю: «Нет». «Вот, есть реальная возможность что-то изменить». И я стала чиновником  – заместителем министра, а через три года и министром образования.

Затем в моей карьере был период, когда я возвращалась директором в 30-ю гимназию города Ставрополя. Но когда в крае появился новый губернатор – Владимир Владимиров, он предложил мне поработать вместе с ним в управленческой команде. Я решила, что сидеть на месте и критиковать чиновников легче всего. Прийти и попытаться сделать лучше – намного сложнее, но правильнее.

- Изменилось восприятие отрасли образования, да и вообще всей социальной сферы, когда вы её возглавили?

 - Безусловно. Многие вопросы, даже когда ты находишься на уровне руководителя учреждения, кажутся легко решаемыми. Кажется, всего-то надо издать какой-нибудь нормативный акт, неужели «наверху» этого не понимают?

И только когда полностью окунаешься в систему и вникаешь в особенности разграничения полномочий, принятия управленческих решений, их финансовых последствий, понимаешь, как на самом деле всё непросто. И я очень признательна команде профессионалов, которые работают со мной в одной связке. 

- Мы регулярно слышим различные предложения по реформированию системы образования, тем или иным нововведениям школьной программы. Что-то предлагается убрать, что-то исключить. Как считаете, сегодняшним детям учиться проще или тяжелее, чем было вам?

- Сегодняшние дети находятся в мощном информационном потоке. Когда учились мы, школа давала знания. Сейчас школа настроена на другое, она не просто передаёт знания, а учит получать и обрабатывать информацию, анализировать её и применять на практике. Это совершенно разные задачи. И очень часто родители этого не понимают. Они говорят: вот, столько информации, всё бегом-бегом, разве можно что-то запомнить? Но сейчас и не требуется «натаскать» школьника, а нужно показать ему, где можно взять знания и как ими распорядиться. Поэтому нельзя сравнивать то, что было раньше, и то, что происходит сегодня.

Сегодня в педагогике есть много хорошего. В частности, если говорить о внедрении государственных образовательных стандартов. О них пишут много негативного, но они необходимы. Нужно было очертить каким должен стать на выходе ученик четвёртого класса, девятого, одиннадцатого.

Или тот же пресловутый ЕГЭ. При всех его минусах, которые, безусловно, есть, он даёт возможность объективной оценки знаний каждого выпускника школы. Если раньше на выпускном экзамене была хоть какая-то возможность предвзято оценить знания ребенка, зачастую существовали «любимчики», то сейчас помешать выпускнику на ЕГЭ невозможно. Если ты знаешь предмет, то свои знания покажешь. Поэтому я сторонница ЕГЭ. Это позволяет поступать в вузы тем ребятам, которые действительно хорошо подготовлены, независимо от места проживания, достатка семьи. 
 
- Вы пробовали сами сдавать ЕГЭ?

 - Да, в 2014 году губернатор и все члены правительства края сели за парты и сдали ЕГЭ по русскому языку. Отмечу, что восприятие единого государственного экзамена взрослым гораздо сложнее, чем ребёнком. Потому что состоявшийся человек острее воспринимает неудачу. У нас уже нет такой мобильности, как у ребят, нет такой психоустойчивости, как у подростка до 17 лет. Поэтому я испытала на ЕГЭ гораздо больший стресс, чем наши дети. Но и понять, что происходит с детьми на экзамене, полезно. Особенно это важно учителям, экспертам, которые проверяют ЕГЭ, и мы периодически проводим для них такие испытания.

- А нужно возвращать в школы профориентацию? Практику на предприятиях?

- Нужно, и мы её уже вернули. В Ставропольском крае, к счастью, система профтехобразования сохранена. У нас широкая сеть средних образовательных учреждений, есть ресурсные центры, в которых ребята могут получать современные профессии. Мы ориентируем школьников на то, что высшее образование не является обязательным для успеха в жизни, не менее интересным и значимым является среднее специальное образование. Профориентацию проводим в различной форме – это и экскурсии на предприятия, и различные форумы, и различные олимпиады, тот же WorldSkills. 

- В правительстве края вы курируете социальный блок. Что можно отнести к главным достижениям в социальной сфере за последние годы?

- Когда я в 2008 году пришла в министерство образования края, мне дали диаграмму по демографической ситуации в регионе, с прогнозом, что количество новорождённых на Ставрополье будет в 2016 году не более 23 тысяч. А сегодня у нас ежегодно рождается более 35 тысяч детей. И то, что нам удаётся сохранить такую тенденцию естественного (не миграционного!) прироста населения, это и есть самое главное, на мой взгляд, достижение правительственной команды, в которую я имею честь входить. Равно как и тот факт, что средняя продолжительность жизни на Ставрополье выше, чем в целом по России.

Ещё одно достижение – Ставрополье сегодня стало хоть и провинцией, но культурной. Такое количество интересных событий, как у нас, не характерно для многих других регионов. Это и Международный славянский литературный форум «Золотой Витязь», ежегодный фестиваль «Музыкальная осень Ставрополья», Межрегиональный форум творческих союзов «Белая акация», Международный скульптурный симпозиум  и т.д. Причём они совершенно разноплановые – и для молодёжи, и для людей среднего поколения, и для пожилых.

Наш край лидирует и в сфере патриотического воспитания молодежи. Уже не первый год Ставрополье входит в число лучших регионов по подготовке молодежи к воинской службе. 

 Мы сохранили военно-спортивную игру «Зарница», работают ученические производственные бригады, развивается юнармейское движение. Словом, четко держим линию на воспитание молодежи в лучших трудовых и патриотических традициях.

Считаю важным проект по модернизации образования. Благодаря ему, очень многое удалось изменить в оснащении наших школ, они стали комфортнее. 
Успехом в развитии здравоохранения  считаю завершение строительства краевого перинатального центра в Ставрополе. 
В социальной сфере мы не утратили ни одну из мер социальной поддержки населения края, а наоборот, делаем их более действенными.
Хорошие перемены происходят в сфере туризма, на новый этап развития выходят наши города-курорты.

Конечно, многое из задуманного пока сделать не удаётся. По разным причинам – не хватает материальных средств, людских ресурсов, административных рычагов.

Но все мы искренне любим свой край и верим в его прекрасное будущее.

- Кстати, о будущем, какие ещё значимые социальные объекты должны появиться в регионе?

- Мы ждём открытия новой поликлиники в юго-западном районе Ставрополя, нескольких спортивно-развлекательных комплексов, проекты которых сейчас активно обсуждаются с представителями  бизнеса. В Будённовском районе пример уже есть – комплекс «Лукоморье». Надеемся, что скоро подобные идеи будут реализованы и в других городах краях. Будут открываться новые фельдшерско-акушерские пункты в сельских районах. И, конечно, многое необходимо сделать в части строительства школ. Особенно их не хватает в крупных городах. Надеюсь, участвуя в федеральном проекте, мы сумеем к 2025 году преодолеть этот дефицит.

 У меня есть заветная мечта, чтобы все наши учреждения культуры, соцзащиты, спорта, здравоохранения, образования стали самыми лучшими в России. Когда-то меня спросил один журналист: «Ирина Владимировна, сколько вам нужно денег, чтобы вы навсегда покинули свой пост?» Я тогда ответила: «Шесть миллиардов рублей». Почему так много? Эта как раз та сумма, которой бы хватило социалке, чтобы заштопать все дыры. Но, к сожалению, всех проблем и эта сумма не решит…

- Как вы управляете своим рабочим временем? Чтобы успевать держать в голове все проблемы столь хлопотной сферы?

- Рабочий день всегда планирую заранее. Хотя, график, конечно, очень интенсивный. Он включает и совещания, и посещение каких-нибудь важных объектов, и встречи. Готовлюсь к ним и в вечернее время, и в ночное. Помогает Интернет, современная связь и слаженная работа всей команды.

- Остаётся ли время на какие-то увлечения, хобби?

- Когда-то увлечений было гораздо больше… А теперь главным стало общение с друзьями. Не так часто это происходит, к сожалению. Но когда случается, получаю огромное удовольствие. Ещё отдыхаю за чтением книг. На художественную литературу остаётся мало времени, хотя, буквально недавно перечитала «Три товарища» Ремарка. Очень люблю этого автора, когда-то изучила всего. Стараюсь читать исторические книги, мы в семье часто говорим на темы истории. Люблю Радзинского, несмотря на спорность некоторых его взглядов.

- Мудрая фраза или афоризм, которые в последнее время произвели на вас впечатление?

- Мне нравится высказывание Коко Шанель: «Роскошь – это, когда изнанка также красива, как и лицо».

- Есть красивая метафора: жизнь – наша главная школа, и у неё свои уроки. Какие уроки жизни запомнились больше всего?

- Наверное, те уроки, через которые проходишь в детстве. Это отношение к делу моего отца. Он был сильно загружен, но при этом всегда был вежлив с людьми, с которыми работал. И будучи строителем, никогда не позволял себе резких высказываний. Когда его не стало, люди это отмечали. И для меня это стало примером на всю жизнь. Мама, педагог по образованию, учила меня скрупулезно относиться к делу и серьезно готовиться к выступлениям. Сейчас мне это очень помогает. А в целом, уроков жизни очень много, их нужно только вовремя замечать и делать выводы.

 - Расскажите о своих детях. Они как-то связаны со сферой образования или пошли своим путём?

- Дочь Елена училась в математической школе, окончила математический факультет в университете, но пошла на работу в правоохранительные органы. Она – майор полиции. Но сейчас сделала резкий поворот и перешла работать в школу – заместителем директора по учебно-воспитательной работе. Для этого получила дополнительное образование, изучала менеджмент. Мой зять – директор школы, тоже математик, его мама – тоже учительница, с которой мы когда-то учились в институте.

Сын Алексей – юрист, что довольно неожиданно, так как по мужской линии в семье обычно выбирали технические, а не гуманитарные профессии. Наверное, передались гены бабушки, и сыграла свою роль моя любовь к истории. Сейчас у него своё юридическое агентство. Его супруга Татьяна выполняет очень важную роль для всей семьи миссию, она растит нашего самого младшего члена семьи – внука Артема, которому скоро исполнится годик.

Еще у меня есть две внучки, одна учится в первом, другая – во втором классе, одной больше нравится русский язык, другой – математика. Редко их вижу, но при встрече общаемся очень эмоционально.

- Как, по-вашему, что делает человека счастливым?

- Заниматься тем делом, которое нравится, и иметь дружную семью. Мои родные и близкие – мой оплот, моя главная опора.

Беседовал Алексей Марьясов.
Фото из личного архива


Рейтинг Известных людей

Посмотреть весь рейтинг


Тимофеева
Ольга Викторовна
Ставропольский край
Ткачев
Александр Николаевич
Краснодарский край
Устинов
Владимир Васильевич
Ростовская область
Фадзаев
Арсен Сулейманович
Республика Северная Осетия-Алания

Кадыров
Рамзан Ахматович
Республика Чечня
Савичев
Роман Валерьевич
Ставропольский край
Голубев
Василий Юрьевич
Ростовская область
 
Другие проекты asrv.ru vestnikxp.ru ludiuga.ru
© «Известные люди Юга России» Обратная связь Яндекс.Метрика Рейтинг@Mail.ru