Последние комментарии
Наши контакты
Журнал «Известные люди России» №1 (7)
Журнал «Известные люди Юга» №6(№5)(№4)(№3)(№2)(№1)

Читайте нас:  

   
25 сентября 2018

Николай ЗЕМЦЕВ

Горжусь взысканиями как наградами

Вряд ли кому-либо из старожилов Ставрополья незнакомо имя Николая Ивановича Земцева. Похоже, что даже время, не щадящее никого, рядом с ним словно замедляет ход. Представитель плеяды самых известных в регионе руководителей советской эпохи, он вышел на пенсию более четверти века назад, однако «настоящим» пенсионером так и не стал: всегда на ногах, всегда в гуще жизни, неравнодушный, востребованный и принципиальный. «В жизни главное – не наследить, а оставить добрый след», - это любимое дедовское изречение стало кредо рабочего парня из сельской глубинки, посвятившего всю свою жизнь работе с людьми, созиданию и развитию двух южных регионов. Эта жизнь и есть тот самый яркий след, который оставляет на любимой им земле Николай Земцев. 

Два года назад по просьбе внука Федора, загоревшегося желанием изучить родословную своей семьи, Николай Иванович приступил к работе, которая неожиданно глубоко увлекла его - к созданию семейной биографии в формате   аудиотеки. В главную линию летописи рода от самых истоков бережно и органично ложится все, что дорого: жизненные эпизоды, мемуары, размышления, стихотворения и даже, в собственном задушевном исполнении - любимые с детства романсы...  

Род Земцевых на Ставрополье насчитывает два с половиной века, от того времени, когда на территории Григорополисского редута, входившего в состав Азово-Моздокской оборонительной линии и носящего название в честь генерал-губернатора князя Потемкина, появились первые поселенцы: казачьи семьи, переселённые с Дона и Хопра. Отсюда, от самых истоков, начинаем и мы путешествие по страницам большой, богатой событиями жизни Николая Ивановича, о которой он согласился рассказать нашему журналу.

 Там, в станице Григорополисской, в год ее 90-летия - в 1875 году родился любимый дед, крестьянин среднего достатка Н.И. Тамахин. Предпоследним, тринадцатым ребенком в его большой семье была Мария, которая в 1929 году стала женой Ивана Земцева и уже через год подарила ему первенца, названного Николаем – в честь деда. Но при всем старании и трудолюбии мечтам молодых о долгой счастливой жизни у домашнего очага сбыться было не суждено.  

По стране разворачивалась сплошная коллективизация. Одним из ее последствий стал неумолимо надвигавшийся чудовищный голод 1932-1933 годов, вошедший в историю: от него и болезней, связанных с недоеданием, в СССР погибло около 7 млн человек, в Северо-Кавказском крае - около 350 тысяч. Станичники вынуждены были покидать обжитые места. Иван Земцев подался  на бакинские нефтепромыслы и вернул свою семью в родную станицу, когда голодный период был уже пережит, жизнь налаживалась. Вскоре на свет появились подряд еще три сына, так что трудиться пришлось много: Марии – в колхозе, Ивану - грузчиком, потом лесорубом. Однако и эта, пусть не легкая, но налаженная, спокойная, мирная и даже счастливая жизнь была разрушена в считанные мгновения: началась Великая Отечественная война. Глава семьи был призван на фронт в конную артиллерию в первые дни войны и в том же году погиб в боях под Москвой, оставив любимую жену с четырьмя детьми, из которых старшему, Николаю, едва исполнилось 11 лет.

- Тем, что мы выжили тогда, мы обязаны матери и деду, - рассказывает Николай Иванович. - Детство было нелегким. Одежда переходила от одного к другому и донашивалась до невозможного, еды не хватало. Даже коровы, ставшие в безлошадное время основным рабочим скотом, доились мало, так что молока нам едва хватало всего по кружке в день. Дед, неутомимый труженик, механизатор, приносил вечером с работы остаток обеда - мамалыгу, и ничего вкуснее нельзя было себе представить! А на ночь опять уходил подрабатывать сторожем. Он очень многому научил нас: от охоты и рыбной ловли до плотницкого и слесарного дела, научил уважать крестьянский труд. А мать, несмотря на тяжелую работу, сумела даже открыть для нас мир культуры: имея всего два класса образования, она не только читала, считала, писала и знала множество пословиц и поговорок, но также знала и любила литературу, русских поэтов, классиков, басни Крылова. При тусклом свете керосиновой лампы мы вместе читали повести и рассказы, которые задавали в школе, вместе слушали передачи у радиорепродуктора. Обладая музыкальным слухом, она прекрасно пела сама и привила любовь к пению нам. Приносила от сестры патефон с пластинками, и мы слушали на них все, от юмористических рассказов и басен до оперных арий. Иногда привозили кинофильмы, такие как «Волга-Волга», «Чапаев» и другие, и мы по нескольку раз бегали смотреть. Первый телевизор у нас появился в 70-м году. С какой же радостью, спустя годы, в Москве, я буквально дорвался до музеев, театров - посетил практически все!.. 

Но не только любовь к культуре привила своим сыновьям Мария Николаевна Земцева, удивительный человек, крестьянка, обладавшая качествами, которые спустя столетие назовут модным термином «толерантность». Ей - труженице, жене, матери - за свою очень долгую жизнь довелось пожить с каждой из четырех невесток, понянчить внуков и даже правнуков, и всех она научила главной житейской мудрости: жить в мире с людьми, заботиться о членах семьи, уважать и беречь друг друга. И наставления ее продолжают жить в семье, в радости и горе, передаваясь от старших к младшим. 

Школа Николаю давалась легко, он хорошо учился, много читал, пока учебу не прервала фашистская оккупация. И вдруг в 6-м классе из-за конфликта с учительницей резко бросил школу и… пошел работать: учеником плотника, затем слесаря-медника, потом был направлен на курсы трактористов-комбайнеров. А весной 50-го призван в ряды Советской армии. Рослый, сильный, смышленый, он был готов к службе и морально, и физически. И вот тут судьба преподнесла неожиданный, но весьма болезненный урок, определивший последующую жизнь на много лет вперед.

- На службе мне сначала очень повезло, пригласили на должность химинструктора, - вспоминает Николай Иванович. – На собеседовании дали простое задание - написать формулу воды. Но я-то не доучился до 7-го класса, в котором начинается химия, какая уж тут Н2О! В общем, меня вежливо попросили. Вот тогда я впервые понял по-настоящему, что значит быть малограмотным… За четыре года службы в воздушно-десантных войсках на Дальнем Востоке я совершил 36 прыжков с парашютом, дослужился до звания старшего сержанта, был помощником командира взвода, вступил в ВЛКСМ, стал комсоргом роты. Но тот случай с химией дал такой толчок, что сразу после демобилизации я ударился в учебу и учился, как говорят, «до полного облысения»: почти без перерыва, вплоть до 1969 года и остановился на незавершенной кандидатской диссертации (когда уже почти весь волос с головы сдуло в прямом смысле). А еще важным  стимулом стала молодая красавица-учительница Зинаида Николаевна, которую я увидел впервые на классном родительском собрании и влюбился с первого взгляда. Девушка из образованной семьи с болгарскими корнями, педагогическим образованием. И я решился. Робко предложил сходить в кино. И вот, этот киносеанс длится вот уже более 60 лет. Поженились мы, а через год родилась дочь Валентина. Зине пришлось выдержать трудный экзамен в нашем родительском доме, в кругу настоящих семи «Я», причем из этих семи - пять мужиков, а вскоре еще двое наших детей – в 57-м родился сын Владимир. Так и жили вплоть до 1961 года, когда колхоз «Россия» выделил нам новый дом - как семье заместителя председателя колхоза. 

Крепкой, дружной семье пришлось пережить большие испытания, тяжкие потери. Друг за другом ушли из жизни два младших брата Николая Ивановича, а потом обрушилось невыносимое горе: неизлечимая болезнь в совсем молодом возрасте унесла сына Володю, спустя несколько лет - и дочь Валю. Зинаида Николаевна так и не смогла оправиться от этой кровоточащей раны. Велика эта непреходящая боль в сердце. Но жизнь продолжается в пятерых внуках и трех правнуках, которым труженику, философу и романтику Николаю Земцеву еще много нужно успеть сказать…  

Отношение россиян к ушедшей в историю советской эпохе противоречиво, разные судьбы – разные чувства: «железный занавес» и ностальгия по уверенности в завтрашнем дне, кошмары застенков и счастье побед, «перегибы» власти и великие всенародные достижения, всеобщее равенство и повальный дефицит с его унизительными очередями, легендарные подвиги и боль потерь… Пережито многое. Но это отзвеневшее песнями и лозунгами время, то бурное, то застойное, отхлынув, оставило на просторах бывшей страны советов поколение достойных и честных людей, трудившихся на своем посту с самоотдачей, чувством долга и уважением к тем, кто работал рядом. Ответное уважение и доверие к ним не иссякает и сегодня, спустя десятилетия. Именно так работал на любой должности Николай Земцев. 

- Это был руководитель, про каких говорят: человек на своем месте. Главная черта, отличающая Земцева, - это преданность делу. Человек старой закалки, он привык работать на конечный результат, - рассказывает бывший председатель горисполкома Виталий Харин. – Кисловодск при нем развивался активно. А для меня как человека, ответственного за городское хозяйство, было важно, что он, в отличие от многих других, не пытался руководить нашей работой. Каждый профессионально занимался своим делом, и поэтому работалось с удовольствием и хорошо. 

Кисловодчане Земцева, по-нынешнему главу города, которого каждый день можно было запросто встретить в любом конце Кисловодска, любили. Ему и сейчас, в преклонные годы, не дают расслабляться на четырех сотках на любимой, построенной своими руками дачке с летней беседкой, банькой да тепличкой: привлекают к общественной работе, к решению проблем, требующих опыта и компетентности. Старожилы, издалека узнавая на улице или в автобусе, приветствуют с особым уважением. А уж его юбилеи каждые пять лет собирают друзей со всей страны: повидаться и поздравить Николая Ивановича приезжают известные политики, знаменитые артисты, поэты, журналисты. Кисловодчане же говорят о нем только самыми добрыми словами признательности.

- Земцев - единственный в истории Кисловодска руководитель-патриот, - считает известный деятель культуры Борис Розенфельд. – При нем был идеальный порядок, он внес огромный вклад в культурную жизнь города. Никто кроме него в то время не отважился бы улице имени П. Лумумбы  вернуть прежнее название Широкой, переименовать в центре города проезжую улицу имени 50 лет Октября в Курортный бульвар, преобразив ее в современную пешеходную зону, а памятник Горькому - удалить с территории госфилармонии, к которой писатель никакого отношения не имел! Он освободил и сохранил дачу Твалчрелидзе, ошибочно известную как «дача Кшесинской», добился передачи исторических зданий под музеи Ф.И. Шаляпина и Н.А.Ярошенко, сделал все возможное для их создания и развития и все эти годы состоит в обоих  попечительских советах. Он с профессиональной любовью занимался каждой тропинкой, каждым киоском, - эмоционально вспоминает маэстро.

- Николай Иванович, что побудило вас тогда, в 1965-м, имея несколько специальностей и диплом ученого агронома, все же выбрать партийную работу?
- Предложение М.С. Горбачева, который тогда работал заведующим организационным отделом крайкома КПСС. С ним связана вся моя партийная история. Мы встречались во время заочной учебы в сельскохозяйственном институте. Он там приобретал вторую профессию экономиста сельхозпроизводства и неоднократно приглашал меня: сначала возглавить совхоз в Красногвардейском районе, потом - колхоз в Новоселицком, - но я твердо хотел завершить обучение. А получив диплом, сразу был утвержден инструктором крайкома партии. С этого момента началась наша с семьей кочевая жизнь, ставшая для Зинаиды Николаевны, удивительной оптимистки, очередным испытанием на терпение и выносливость: семь переездов – этапы нашего большого пути. Начиная с 1973 года, мне довелось поработать первым секретарем четырех районных комитетов КПСС, а затем – Кисловодского горкома. В 1988 году я представлял коммунистов Кисловодска в Москве на внеочередной XIX партийной конференции, где произошло разделение функций между партийными и советскими органами. 

- Сравнивая те годы и день сегодняшний, вам ведь, наверное, можно позавидовать: много строилось, благоустраивалось, были ощутимые результаты… 

- Да, это было время развития! В период работы в Нефтекумском районе в 70-80 годы мы занимались не только увеличением добычи нефти и производства сельхозпродукции. В самом городе тоже велось интенсивное строительство жилья, объектов социально-культурного назначения, выполнялся большой объем работ по благоустройству культурного центра. Нефтекумску первенствовал среди городов России по благоустройству с вручением Красного знамени Совета Министров РСФСР. 

А Кисловодск с 1985 по 1990 годы завоевывал это почетное место и Красное знамя дважды. Кисловодский период – светлая, хоть и заключительная страница моей трудовой деятельности. Здесь я влился в дружную семью истинных патриотов города-курорта, постоянно и искренне заботившихся о нем, о горожанах, об отдыхающих. У нас сложилась очень сильная команда: председатель исполкома Виталий Харин, его заместитель Петр Тырнов, секретари горкома Виктор Бекетов и Тамара Дорофеева, известные руководители организаций и предприятий города, многие из которых сегодня имеют титул почетных граждан Кисловодска. Мы работали дружно, благоустройству курорта уделяли первостепенное внимание. День начинали с 7 часов утра: все руководители, отвечающие за жизнеобеспечение жителей и отдыхающих, обходили пешком улицы, а в 9 часов находились на рабочих местах. За 5 лет работы у нас было построено около 300 тысяч кв. метров жилья, центральная больница на 600 коек с поликлиникой на 960 посещений, санаторные комплексы более чем на 1000 мест, проведена капитальная реконструкция городского рынка и железнодорожного вокзала, освобождено под музей здание усадьбы Н.А. Ярошенко, на месте рабочей столовой санатория Семашко организован музей «Дача Шаляпина», благоустроены центр курорта и парковая зона.  Было налажено тепло- и водоснабжение Кисловодска.

 - Впечатляет, особенно по сравнению с последними десятилетиями! Но известно, что успешная работа на местах во все времена зависит и от отношения вышестоящего руководства, от личных связей. Была такая помощь «сверху»?

- Конечно. Побывав в Кисловодске, многие руководители своими глазами видели проблемы и старались помочь. Министр промышленности и средств связи, наш земляк Э.К. Первишин - со строительством горбольницы,  председатель Центросоюза СССР П.С. Федирко с реконструкцией рынка, председатель ВЦСПС С.А. Шалаев – с обустройством центра. Любил Кисловодск и помогал председатель Госплана СССР Н.К. Байбаков. А председатель Совета министров РСФСР В.И. Воротников пригласил нас с Хариным в Москву и после беседы выделил деньги на строительство молокозавода, мясо- и хлебокомбинатов. В 1990 году их начали активно строить, но через год заморозили в связи с концом советской власти. Кстати, в том же году мне назначили персональную пенсию всесоюзного значения с соответствующими льготами, которые тоже через год были отменены. 

- Вопрос к вам как к представителю общественности, несколько лет возглавлявшему общественный совет города-курорта. Как вы оцениваете его роль? И каким видите сегодняшний Кисловодск?

 -  По моему мнению, деятельность общественного совета, сформированного из людей, бесспорно, уважаемых, но к власти лояльных, была недостаточно эффективной. Не хватает в нем специалистов разных отраслей. Хотя - свое слово он сказал, его слышали и власти, и горожане. Но от руководства новым советом я отказался: почестей мне это не прибавит, а терять в спорах с городской властью  нажитые – не хотелось бы… Что же касается города, то ему сильно повредило правление прошлых мэров, особенно тех, которые предстали впоследствии перед судом, но отделались условными сроками. В отличие от 80-х, в современных условиях даже очень хорошему руководителю трудно выстроить какую-то стройную систему работы: нет уверенности в завтрашнем дне, он лишен возможности мыслить перспективно. 

- Говорят, старшее поколение ностальгирует по прошлому. Вы тоже?

- Я при Сталине родился, при нем получил образование, мне ли ругать его и то время? При нем выиграли великую войну, сохранили и возродили страну, авторитет СССР был величайший в мире. И гордились, и верили, и работали ради людей, ради будущего. Сталин – фигура. Об этом хорошо написал Сергей Смирнов: «Да, в таких буквально людях-глыбах, до вершин вознесшихся не вдруг, надо не замалчивать ошибок, но и не зачеркивать заслуг»…  

- А в вашей работе до 90-х неужели всегда все шло гладко, не было неприятностей?

 - Были, и даже взыскания партийные получал, да какие! Первое, с занесением в учетную карточку я схлопотал еще председателем колхоза «Россия» за самовольную покупку авторезины для простаивающих перед уборкой урожая колхозных грузовиков. Потом - за перерасход денежных средств на строительство и благоустройство города. А последнее вместе с Виталием Хариным мы получили «за потворство верующим кисловодчанам»: без ведома краевых властей разрешили восстановить храм божий. Но сегодня я горжусь этими взысканиями, как и наградами. И не отрекаюсь от прошлого, как бы к нему сегодня ни относились.

Ирина СТРЫЖКОВА 
Фото автора и из личного архива


Рейтинг Известных людей

Посмотреть весь рейтинг

Ткачев
Александр Николаевич
Краснодарский край
Устинов
Владимир Васильевич
Ростовская область

Тимофеева
Ольга Викторовна
Ставропольский край
Фадзаев
Арсен Сулейманович
Республика Северная Осетия-Алания
Савичев
Роман Валерьевич
Ставропольский край

Кадыров
Рамзан Ахматович
Республика Чечня
Голубев
Василий Юрьевич
Ростовская область
 
Другие проекты asrv.ru vestnikxp.ru ludiuga.ru
© «Известные люди Юга России» Обратная связь Яндекс.Метрика Рейтинг@Mail.ru