Последние комментарии
Наши контакты
Журнал «Известные люди России» №1 (7)
Журнал «Известные люди Юга» №6(№5)(№4)(№3)(№2)(№1)

Читайте нас:  

   
25 сентября 2018

Янина ПАВЛЕНКО

Нас только в Зимбабве не знают

- Янина Петровна, знаменитая винодельческая «Массандра» оказалась под санкциями. Как предприятие работает в таких условиях?

- Санкции никогда никому не идут на пользу – ни стране, против которой они вводятся, ни стране, которая их вводит. «Массандра», так же, как и легендарный «Новый Свет», находится не просто в санкционном списке Евросоюза как расположенное в Крыму, а еще и в персональном перечне. Это касается не только стран Евросоюза, но и Соединенных Штатов Америки. Ну а что касается того, как санкции отразились, то здесь можно отметить только один момент. Вы знаете, что география продаж такого известного предприятия, как «Массандра», была очень широкой. На экспорт шло порядка 50 процентов продукции. Но и тут есть нюанс – главным импортером массандровских вин была все-таки Россия. Сегодня мы отправляем наше вино в Китай, Гонконг, Казахстан, Белоруссию. Конечно, мы не имеем возможности поставлять наши великолепные вина всем ценителям за рубежом. Но, тем не менее, мы не теряем связи с нашими коллекционерами, не прекращаем реализовывать нашу продукцию, скажем так, частным образом и частным порядком. 

- Вы же и лично попали в санкционный список, как-то от этого жизнь изменилась, или для вас это значения не имеет? 

- Вы же знаете прекрасную поговорку: «Всё что не в черной рамке – всё пиар». Нас, наверное, разве только в Зимбабве не знают. А так знают везде, абсолютно по всему миру. Вы видите, какой ажиотаж после итальянского инцидента был, сколько было написано в прессе о крымских винах в связи с неприличным инцидентом – снятием крымских вин со стенда. То есть, на самом деле, санкции закончатся, и я глубоко убеждена, что хорошая реклама нам уже сделана. 

- Трезво оценивая ситуацию, мы понимаем, что пока Евросоюз не готов снять санкции с России и в дальнейшем, скорее всего, мы будем продолжать работать в том же духе. Вы готовы к этому?

- Да, конечно. У нас есть многомиллионный рынок Российской Федерации, он открыт сегодня перед нами. Поверьте, он настолько ёмкий – если мы в среднем можем говорить, что 75-80% вин России сегодня производится из импортных виноматериалов, то, в то же самое время, предприятие «Массандра» - это предприятие полного цикла, которое выращивает собственный виноград, делает из него виноматериалы, превращает его уже в готовую продукцию. То есть у нас богатейший потенциал для импортозамещения. Именно эти сложные условия дают сегодня настолько интенсивно развивать те секторы экономики, которым, скажем, раньше государство не уделяло столько внимания, в том числе и в аграрном секторе. Это, конечно же, виноградарство, которое сегодня усиленными темпами развивается, и мы можем смело говорить об импортозамещении так называемого «балка», которым сегодня «залита» вся Россия, собственным виноматериалом, выращенным в Крыму, на Кубани, на Кавказе. Что такое балк? Это, грубо говоря, вино наливом. В огромных цистернах, поставляемого тысячами тонн. Очень простое или же откровенно дрянное. Стоимость такого вина очень низка: оно импортируется из Чили, Франции, Италии, Испании и других стран по цене порядка 30 центов за литр. Конечно, после всяких пошлин и сборов цена увеличивается. Скажем, до полудоллара. Впрочем, не всегда импортируется сколь-нибудь приличное вино, бывает, что это чуть ли не отходы производства — то, что уважающий себя производитель вообще использовать не будет и отдаёт чуть ли не бесплатно.

- Когда мы наконец-то вернулись в Россию, были проблемы с нашими десертными винами. Тогда вроде бы выкрутились, но у потребителя были вопросы. Сейчас как ситуация? Отечественный рынок заказывает наши известные десертные вина, которые раньше не сильно хотели признавать?

- Давайте начнем с того, что, во-первых, в 1991 году связи между вновь возникшими постсоветскими государствами были в буквальном смысле растеряны. Да, до 91-го года мы хоть и были республиками, но, тем не менее, всегда себя чувствовали гражданами одной страны. И вот когда распались эти связи, культура потребления наших вин - крымских марочных, десертных, выдержанных в дубе, а самое главное – крепленных этиловым спиртом, она к сожалению, с годами и десятилетиями отошла в России. И если мы возьмем культуру потребления вина сегодня, то это, прежде всего, сухие вина. И учитывая, что благосостояние российского гражданина было на порядок выше, чем у украинского, то можно смело сказать, что российский потребитель избалован качественными именно натуральными винами. И когда мы возвратились на родину, то оказались в законодательном тупике, когда наша уникальная продукция, на создание которой уходит не один год (выдержку в дубе мы производим не менее двух лет для ординарных и не менее трёх-пяти лет для остальных марок), и вот, представьте себе, по федеральному закону мы попадаем в нишу не «вино», а «винный напиток», то есть, условно говоря, сусла с добавлением этилового спирта. И великая «Массандра» со своими прославленными на весь мир в течение более чем столетия винами попадает в эту нишу. Конечно, этот абсурд можно было исправить только на законодательном уровне и мы очень рады, что нас в нашей борьбе поддержал и глава республики, и Правительство Российской Федерации, и главное – Государственная Дума, где было приняты поправки в закон, внесшие понятие вина с защищенным географическим указанием. То есть это не просто вино, это вино, которое должно производиться внутри одного географического объекта, то есть в границах субъекта Российской Федерации. Вино должно соответствовать трём условиям: предприятие должно произвести виноград, переработать этот виноград в виноматериал и произвести в готовую винную продукцию, соблюдая все требования закона. Всё это должно производиться в границах одного географического объекта. В отношении Крыма этот объект называется «Крым», на Кубани – «Вина Кубани», в Ростове – «Вина Дона». 

Несколько неожиданно возникла проблема, что три этих условия должны быть соблюдены одним юридическим лицом, хотя изначально трактовать закон планировалось совершенно по-иному. Но я очень благодарна руководителю Федеральной службы по регулированию алкогольного рынка Игорю Петровичу Чуяну за поиск компромисса в сложившейся ситуации. 

- То есть вы не только адаптируетесь к условиям, в которые попали, но и пытаетесь менять сами условия?

  - Разумеется. Одна из последних инициатив – это внесение поправок в законодательство, которые дали бы возможность торговать в крымских аэропортах алкоголем в розницу. Мотивация у нас такая – если другие регионы России могут образовывать и открывать Duty Free, то у Крыма этой возможности нет, поэтому мы попросили у законодателей сделать для нас такую преференцию. Сейчас этот вопрос находится в работе, и мы очень надеемся, что в самом скором времени это будет топовой новостью. 

Еще одна из важных законодательных инициатив – это неприменение  взысканий в отношении использования арендованного оборудования. У нас по-прежнему восемь имущественных комплексов, которые с времён Украины числятся в аренде, и, к огромному сожалению, не по своей вине предприятия до сих пор не могут оформить права на них. 

- Возвращаясь к теме наших недоброжелателей - в Николаевской области Украины решили открыть некое предприятие «Массандра», используя чуть ли не те же этикетки, бутылки. Каково ваше отношение к этому? 

- Это действительно было, полтора года назад в Николаевской области открыли предприятие, стали использовать действующие массандровские этикетки, наливали туда молдавское вино, называли его «Массандрой» и продавали. Здесь надо отметить неожиданное единение наше с коллегами с Украины (там есть предприятие под названием «Национальное производственное объединение «Массандра», возглавляет его Генрих Микаэлян, который когда-то работал в Крыму директором завода «Ливадия»). Они так же, как и мы, выступили категорическими противниками розлива таких вин, обратились в суды. Нас многое разъединяет, но всё-таки здравый смысл где-то просыпается. 

- О позитивных моментах - «Массандра» вошла в состав управления делами Президента Российской Федерации. Как это отображается на работе вашего предприятия? 

- Оценивая два года руководства заводом, хочу сказать, что это был самый верный выход для того, чтобы сохранить «Массандру», начать собирать ее буквально по кусочкам и защитить от любых притязаний. Теперь мы уже понимаем каких, я думаю, в скором времени этому будет посвящена отдельная пресс-конференция - мы расскажем, что происходило в украинский период с землями «Массандры». Поэтому точка зрения всех, кто готовил такое решение, была в той ситуации не просто верной, а безальтернативной. Легенду Крыма фактически спасли - из найденных в кабинете бывшего руководителя материалов было понятно, что предприятие готовили к продаже. Украинский закон, который накладывал мораторий на приватизацию, терял свою силу в июле 2014 года. Всё сознательно губилось, мы видим это по виноградникам, по состоянию винзавода, мы видим, что дело велось к банкротству, чтобы за копейки всё выкупить. И тут случается Крымская весна, и президентская структура фактически спасает завод, взяв его под своё крыло.

- «Массандра» - это, наверное, один из самых популярных туристических объектов, и к вам приезжала масса иностранных делегаций. Результат есть? 

- Я бы здесь сказала так: курочка по зёрнышку клюёт. Сегодня предприятие находится в санкционном списке, говорить о каких-то экономических выгодах  не приходится. Тем не менее, мы с вами имеем очень важный политический результат. Несмотря ни на что, мы открыты к любому диалогу, к любому переговорному процессу. Мы получаем обратную связь от наших коллег, мы налаживаем новые связи с разными государствами. И я надеюсь, что в самом скором времени эти связи, как маленькие ниточки, свяжут наши страны. 

- Будем надеяться, что так оно и произойдет.

- Конечно, оно так и произойдет, потому что мир слишком разумен для того, чтобы в нем происходили те процессы, которых сегодня принято бояться. Я уверена и глубоко убеждена в этом. 

- Украинские СМИ пишут о том, что каждая делегация, которая приезжает на наш прекрасный завод, выпивает какие-то сверхдорогие коллекционные вина, которые даже трогать нельзя. 

- Безусловно, это неправда. Даже не хочу комментировать. На самом деле мы действительно осуществляем реализацию редких вин, но очень избирательно. За прошлый год  мы продали порядка 13 тысяч бутылок, но получили выручку  как в 2014 году, когда было продано 62 тысячи - фактически в 5 раз больше. То есть, сохранив коммерческий фонд вина, мы не уменьшили выручку. Сегодня мы не ставим себе цель продавать коллекционные вина в большом количестве. Конечно, каждое вино имеет свою стоимость, и когда мы подаем его на дегустацию, то коллекционное вино, наряду со всеми другими, входит в стоимость дегустационного сета. Поэтому у нас ничего не разбазаривается, не раздаётся и бесплатно не дарится. Всё это составляет наш доход. 

- Кстати, о продаже коллекционного вина в украинский период. Как-то ущерб оценивали? 

- Оценивали. Ущерб колоссальный. За 11 лет за бесценок ушло более 550 тысяч бутылок. Такие распродажи за 20 лет полностью бы уничтожили коллекцию. Можно по-разному трактовать слова «ущерб». В нашем случае стоит говорить и об экономической, и туристической составляющих. Ведь всё же завод «Массандра» - это не только завод и виноградники, где работают несколько тысяч людей, которых надо обеспечивать заработной платой и различными льготами и гарантиями. Это еще и визитная карточка полуострова. И не просто полуострова, это еще и визитная карточка Российской Федерации, потому что аналогов таких предприятий в мире нет. Энотека «Массандры» - это своего рода «винодельческий Эрмитаж» - богатейшая коллекция, из тех, что существуют в мире, а самое старое бутылочное вино - Херес-де-ла-Фронтера (живое до сих пор, 1775 года) – хранится именно здесь. 

- Поговорим немного о молодых винах. Вы запустили линейку шампанского, что стало в принципе ожидаемым, учитывая, что вы были руководителем завода «Новый Свет». Пользуется ли популярностью новый напиток от «Массандры», покупают ли его и где сейчас он реализуется? Только в Крыму или уже вышел на российскую арену?

- Под нашим брендом Севастопольским винзаводом, который когда-то входил в объединение «Массандра», выпущено игристое нескольких видов, изготовленное из виноматериалов, произведенных на наших предприятиях. Сорта - «алиготе», «пино серый», «мускат белый», «мускат розовый», а также очень удивительное вино их автохтона  «кокур».  Кроме того, идет работа над жемчужным вином нашего производства в Гурзуфе. А в сезон переработки уже этого года мы планируем выработать материалы, которые в будущем «Массандра» заложит на выдержку в свои подвалы. Речь идет об игристом, приготовленном классическим способом.

- Говоря о шампанских винах, не можем не вернуться к теме «Нового Света». Вроде как хотели его продать, потом вроде как передумали. Янина Петровна, как человек, который посвятил огромную часть своей жизни этому прекрасному заводу, как вы считаете, нужно ли его передавать в частные руки или пусть работает, как сейчас есть? 

- Первое, что необходимо было сделать, это акционировать предприятие. Сегодня, руководя таким же ФГУП (а «Новый свет» – это государственное унитарное предприятие, только республиканского подчинения), я скажу, что мы, как производители на этом очень жестком рынке, не можем своевременно реагировать на те или иные тенденции. Порой, чтобы принять некое взвешенное управленческое решение, от которого зависит конкретный результат, приходилось собирать по 20 согласований и тратить на это колоссальное количество времени. Мы выглядели как неповоротливые коровы рядом с лошадьми в забеге - сами понимаете, кто придёт первым. Ведь, по сути, что при акционировании поменяется: если сегодня собственник имущества и земли – Республика Крым, то после реорганизации собственником земли и имущества станет акционерное общество, но собственником всех акций останется по-прежнему Республика Крым. 

Сейчас идёт лишь первый этап, вокруг которого так много шума. И хочу заметить, что есть позиция Правительства РФ о том, что до первого января 2018 года все государственные унитарные предприятия, которые не имеют оборонного или социального значения, должны быть акционированы. И чем быстрее это произойдет, тем лучше. А уже дальше республика будет принимать решение о том, какой процент акций реализовывать для привлечения инвестиций. И это правильно, это мировая практика. 

- Хотелось бы вернуться к итальянскому инциденту, он много шума наделал в СМИ. Как развивалась ситуация, и с чем вы лично связываете такое давление? 

- С Италией Россию и Крым очень давно связывают дружеские связи, у меня лично много друзей-итальянцев. Италия – винодельческая страна. На эту выставку мы ехали по приглашениям принимающей стороны, то есть итальянцы не просто были уведомлены о том, что мы приедем, а сами пригласили нас к участию. 

Мы собрали стенд от всех предприятий Крыма и Севастополя. То, что происходило дальше, на наш взгляд, не более чем личный пиар одного человека для того, чтобы как-то прославиться. Больше всего меня радует, что на момент возникновения самого инцидента фактически наших вин уже не было, то есть итальянским полицейским достались пустые бутылки. Популярность нашего стенда действительно была высокой, что видно на фотографиях, в отчетах. Более того, на следующий день после этого инцидента много итальянцев и других иностранных гостей этой выставки подходили и очень живо интересовались, как же происходят дела в Крыму. Так что это не более чем какой-то казус или недоразумение. Я глубоко убеждена, что это не было провокацией с итальянской стороны, и я уверена, что мы дальше будем участвовать в различного рода выставках и конкурсах. 

- Как считаете, нет ли украинского следа в попытке вытеснить наши вина с итальянской выставки? 

- Это даже не смешно. Как наши вина можно вытеснить, если их уже выпили до того, благодаря их популярности? Мы не знаем, может быть, Украина в этом и подсобила, но кому? Она снова помогла нам и сделала прекрасную рекламу российскому Крыму, еще раз подчеркнув, что Крым – Россия. Я просто логики в их поступках не наблюдаю, но иногда мне кажется, если честно, что они на нас работают. 

- Вы возобновили выпуск церковного вина, но немногие понимают, что же это такое – церковное вино, как его на самом деле пить.

- Мы знаем, что вино используется в причастии. Пожеланием представителей церкви было, чтобы в воссозданном вине не использовался хлебный спирт вообще. И великий, я не побоюсь этого слова, винодел Сергей Владимирович Задорожный восстановил эту рецептуру и изготовил вино, в котором абсолютно не использовано ни единого градуса спирта для крепления. Вино действительно уникальное. Мы провели конкурс и решили, что нет ничего лучшего, чем возродить старинное название.

- Сейчас в Крыму продается огромное количество вин, которые возят, в том числе, с материка. И, как вы говорили, 70% его  делается из иностранного виноматериала, но он же дешевле. Не чувствуете какого-то давления на конкурентном рынке?

- Чувствуем, вполне серьезное. В нашем государстве необходимо повышать культуру потребления натуральных вин. Очень важно, чтобы потребитель, беря бутылочку, смотрел на обороте, из какого же сорта винограда и в какой местности произведено это вино. Ведь еще Лев Сергеевич Голицын, великий русский винодел, говорил, что вино – это продукт местности. 

- Можно ли теперь назвать Крым главным винным регионом России? 

- Россия является величайшей страной в различных сферах. В 1900 году Лев Голицын победой своего вина на всемирной выставке в Париже доказал всему миру, что Россия может быть еще и значимой винодельческой державой. Ведь что такое вино? Вино – это плод любви солнца, земли и человеческих рук. Если человеческие руки, то есть профессионалов, можно найти везде, то количество солнечных дней и ту уникальную землю, которую имеет сегодня Крым, не имеет сегодня никто в мире. И вот после воссоединения Крыма с Россией, у России появился шанс явиться миру как винодельческая страна. Мы с коллегами делаем всё для этого и с оптимизмом смотрим в будущее.  


Иван Паллев.
Фото из личных архивов.


Рейтинг Известных людей

Посмотреть весь рейтинг

Голубев
Василий Юрьевич
Ростовская область
Фадзаев
Арсен Сулейманович
Республика Северная Осетия-Алания

Тимофеева
Ольга Викторовна
Ставропольский край
Ткачев
Александр Николаевич
Краснодарский край

Кадыров
Рамзан Ахматович
Республика Чечня
Савичев
Роман Валерьевич
Ставропольский край
Устинов
Владимир Васильевич
Ростовская область
 
Другие проекты asrv.ru vestnikxp.ru ludiuga.ru
© «Известные люди Юга России» Обратная связь Яндекс.Метрика Рейтинг@Mail.ru