Последние комментарии
Наши контакты
Журнал «Известные люди России» №1 (7)
Журнал «Известные люди Юга» №6(№5)(№4)(№3)(№2)(№1)

Читайте нас:  

   
17 декабря 2018

Евгений Кузнецов

Лишь художник некрасивое сделает красивым

 
 
Лет примерно двадцать, приходя в Ставропольский академический театр драмы (а я числю себя театралом и посещаю театр достаточно регулярно), в уютной рекреации, что рядом со зрительным залом, каждый раз с радостью ощущаю поток теплой энергии, исходящей от картины на стене. На ней изображено… настроение. Там нет сюжета, нет четких персонажей или объектов, там запечатлено именно настроение. Некая не поддающаяся словам зрительная аура наполняет не только окружающее пространство, но притягивая взгляд, овевает чем-то очень добрым. Этой картине повезло, она попала туда, где и должна быть. Но повезло и театру, и нам, зрителям, получающим  энергию добра от полотен, подаренных когда-то молодыми живописцами Евгением Кузнецовым и Сергеем Паршиным. 

Евгений Кузнецов — художник, можно сказать, потомственный, его отец Георгий Иванович, сибиряк академического образования, в середине прошлого века  после окончания Ленинградского института живописи и архитектуры приехал поднимать целину ставропольского искусства.  В Ставрополе тогда еще не было ни союза художников, ни своего художественного фонда. И Георгию Кузнецову поручили организацию мастерских. Долго время он был главным художником Художественного фонда и до конца жизни трудился в выделенной ему небольшой мастерской.  Мама Евгения - учитель литературы. Словом, самая что ни на есть интеллигентная семья.  Удивительно, однако, что довольно долго никто, в том числе сам Евгений, не думал, что пойдет по стопам отца. Более того, он вполне мог бы стать, например, инженером: в школе ему хорошо давались точные науки, успешно выступал на олимпиадах по математике, физике.  И только в седьмом классе случайно с отцом зашел в художественную школу, где работал друг отца, и пока взрослые беседовали,  мальчику, чтобы не скучал, дали порисовать. Ему понравилось.

- Дай, думаю, похожу сюда, - вспоминает Евгений. - Вот так год занимался и уже после восьмого класса поступил в художественное училище.

Случайность? Конечно, нет. Свой талант и свою душу не обманешь. Можно лишь позавидовать быстроте  жизненного выбора. Впрочем, говорить «по стопам отца» в данном случае не совсем точно. Отдавая должное академизму отцовского почерка, сын все же шел своим путем. Кстати, работы Кузнецова-старшего сегодня хранятся в фондах Ставропольского музея изобразительных искусств, многие из них стали своего рода отражением той эпохи, названной  «оттепелью». Например,   полотно «Приезд Хрущева на Ставрополье» при всей заданности идеи и сюжета являет солнечную, яркую реалистичную живопись!  Какое-то время такие картины были скрыты в запасниках.  А сейчас уже могут служить и образцами. 
 В художественном училище Жене очень понравилось. Прежде всего, увлекало  общение с однокурсниками, среди которых были яркие личности, уже в юности выделявшиеся оригинальным взглядом на мир и искусство. Евгений Кузнецов доныне с благодарностью говорит об однокашнике и тёзке  Евгении Синчинове, ныне известном ставропольском графике и карикатуристе: 

- Какие-то кубистические мотивы в моих ранних работах проявились через знакомство с его творчеством. Так что училище давало много возможностей роста. Не говоря уже о профессиональной подготовке. 

А потом он, как выразился сам Евгений, «сходил» в армию. Служил в Пятигорске. Правда, по-настоящему армейской такую службу назвать трудно: его обязанностью было  оформление разных служебных помещений, в том числе в исправительных учреждениях.  В общем, средствами искусства, так сказать, перевоспитывали преступный элемент.  Занятным называет он то время. Например, чрезвычайно любопытно было наблюдать за отношениями охраняемых  и охранявших. К тому же в помощь молодому оформителю назначали  поселенцев «мест не столь отдаленных»: принести подручный материал, инструменты, выполнить какие-то столярные работы, подготовить планшеты, загрунтовать холст. Эти необычные помощники озадачивали солдата-художника  предпочтениями в колористике: всё стремились применять краски сероватых оттенков. Что-то подсознательное мешало им красить ярко, даже красный выходил у них ближе к коричневому. Поразительно, что эту подчеркнутую некрасивость цвета сейчас можно нередко встретить на престижных выставках современного искусства...

С этим жизненным багажом демобилизованный художник направился  в Краснодарский институт культуры. Однако, вскоре перевелся с дневного отделения на заочное: снова проходить азы ему уже было неинтересно, хотелось большей самостоятельности. Работать пошел в ставропольский Союз художников. Здесь, с одной стороны, надо было выполнять госзаказы - обязательные портреты «вождей», стенды по военно-патриотической подготовке и т. п. Зато, с другой стороны,  здорово выручали проводившиеся тогда регулярно  командировки в дома творчества в разных уголках бывшего Союза. На целых два месяца уезжали  группами, особенно любили бывать на Байкале.  Дом творчества «Листвянка» на берегу «славного моря» был замечательный,  а главное — это был университет настоящий, серьезный! Полностью творческий, безо всякой обязаловки. 

Сколько полотен в его творческом багаже, сегодня не знает точно и сам Евгений.   В электронной подборке - около полутысячи. Но это, конечно, малая часть. Из раннего что-то просто не зафиксировано, другая часть еще не оцифрована. Сюжетов и мыслей запечатлено на холсте огромное множество. Наугад выбираем   цветочные натюрморты, которых у Кузнецова немало.  Писать цветы, считает Евгений,  — отличная школа изучения гаммы  красок. Но особенно ему интересна абстрактная структура, которая уже несет в себе и гамму, и ритм, и эмоциональный строй. При этом поражает возникающая гармония   абстракции с вторгающимся в неё реалистичным изображением,  вплоть до блика малой росинки, и  причудливые  формы начинают  превращаться в природные. Художник должен обладать безграничной фантазией, и тогда образность его мышления, воплощенная на холсте, превратится в ту самую поэзию, магически действующую на нас.  Но жизнь обязывает быть волшебником-реалистом: не забывать о   «покупательной» способности произведения, что вполне нормально: картины должны находить путь к людям.

Как бы банально это ни звучало, но истинный профессионал учится постоянно, независимо от возраста. Критически вспоминая вузовские науки, Евгений все же на всю жизнь запомнил экзамен на последнем курсе, когда преподаватель, видя, что задание студентом выполнено практически на пятерку, предложил   «поучиться по-настоящему»:   вот в этой части холста  цвет  попробуй разложить  на шесть оттенков. А там кусочек всего в один сантиметр! Три часа Евгений убил на этот сантиметр и, как вспоминает, многое понял. Вспоминает с радостью и благодарно. Умный ему попался педагог. Тот необыкновенный экзамен-урок помог ему впоследствии в работе со своими учениками, их у него достаточно. 

- Просто я знаю, что еще можно сделать. Да, перфекционизм иногда  здорово мешает.  С другой стороны, иногда, чтобы улучшить картину, ее надо переписать заново! Смотришь:  как будто все хорошо, только все изображение надо сдвинуть на два сантиметра влево… Приходит ощущение, что «косяк» допущен на каком-то раннем шаге. Значит, нужно довести   работу до  внятного результата, и потом это становится очевидным.   Поэтому часто все-таки переделываю. Собственно, половина работ переделана так, что их потом не узнать вообще, - Евгений говорит об этом легко и просто, словно ничего тут особенного.

Умение работать именно так позволило ему всего за месяц труда в мастерской у коллег в Испании подготовить  25 полотен (!) для персональной выставки, прошедшей недавно   в Берлинском доме русской культуры и науки.  Тему задал, отталкиваясь от одной картины под названием   «Верный свет», и все работы выставки  так или иначе отражали тему света. Ракурсы самые разные  - свет  свечи, огонек спички, сияние солнца, луны, свет любви. А слово «верный» в русском языке означает и правильный, и  преданный. Евгению, как сыну мамы-филолога, нравится игра со словами, он не устает восхищаться возможностями русского языка: одно слово расширяет смысл, открывает простор для мысли. Вот на полотне мужчина закрывает плащом от постороннего света свою девушку и светит ей фонарем на читаемую книгу:  дескать, только этот свет – правильный. В этом есть и ревность, и любовь, и оберег, все вместе. Кстати, сейчас эта выставка продолжает привлекать публику уже в других галереях Берлина. 

  География путешествий художника по миру весьма широка. Начиналась она на волне перемен и в стране, и в творческом союзе, когда закрывались программы, рушилась система соцзаказа. Тогда участники последней советской  молодежной выставки в Москве решили уже за свой счет продолжить традицию встреч в Домах творчества, провести свою выставку в Центральном Доме художников. И родилось новое объединение  - «Солнечный квадрат», наладивший контакты с российскими зарубежными центрами.  

- Мы   представили выставочный план на целый год, поскольку у нас было много активных художников, готовых поездить по миру со своими картинами. Так получилось много замечательных поездок сначала по Востоку — Вьетнам, Индия, Цейлон, Непал. А потом уже и дальше.

Словом, ребята не просто выжили в те о-очень трудные годы,  они сохранили Союз художников. Это они только с виду люди тихие, в своих мастерских сосредоточенные, но, как выяснилось,  все же и предприимчивые. Им   удалось договориться и с местной властью «не горячиться» по поводу мастерских, не отбирать имевшиеся помещения.  

Восток насытил молодых и смелых путешественников не только экзотикой, а принципиально  новыми ощущениями.  Вспоминая, Евгений размышляет вслух:
 - Ради чего делается живопись? Во-первых, сама по себе она —  чудо превращения плоской поверхности в пространственную структуру. На плоском и пустынном холсте возникает ощущение пространства и объема. А во-вторых,  это эмоциональный строй:   еще до того как человек увидел, что там нарисовано, цвет и ритм должны зарядить его нужной энергией, создать настроение. И на волне этого настроения он уже будет воспринимать сюжет, и  воспринимать эмоционально верно. 

 Тот же Восток  заинтересовал своеобразным балансом яркости и… пыльности.  С одной стороны многоцветье  одежд, с  другой – грязища и бедность. Контраст восприятия обострен чрезвычайно. Любопытно было, конечно, увидеть, как работают художники в разных странах. Общение, кстати, входило в обязательную часть программы «Солнечного квадрата» в отличие от просто поездок на выставки: русские центры за рубежом всегда организовывали встречи с местными художниками, причем выбирали достаточно интересные фигуры. История из сравнительных наблюдений на Востоке и Западе:  в городе-побратиме Безье во Франции русские начали показывать свои технические приемы, работу с необычными фактурами,  европейцы страшно удивились такой открытости. И признались: если бы у них кто-то такую технику придумал, к нему в мастерскую просто уже никто не смог бы войти - коммерческая тайна! А наши-то  привыкли   открыто работать…

- Европа сейчас не самый центр искусств, - Евгений знает это по собственным впечатлениям. - Китай, например, заявляет о себе во весь голос, чего стоит один их знаменитый Ай Вэй Вэй с его глобальными инсталляциями.  Китай  стал мировым лидером в производстве и потреблении произведений искусства. Вся Европа завалена ими, и внутри спрос грандиозный.  Там целые города художников, производящих миллионы картин. Правда, часто это уже не искусство, а тираж, сделанный вручную. Как у нас в городах-курортах КМВ - с натюрмортами, собачками, корабликами…

Художник Кузнецов сегодня достиг сплава мастерства и хорошего спроса. Правда, заказы поступают большей частью не в родном Ставрополе, а например, в Краснодаре.   Выездные выставки в Москве давно не проводит: рынок  столицы хоть и безграничный, но общаться с тамошними «жуликами» нет желания.  Ему нравится  самому предлагать заказчикам идеи. Даже если  это портрет или цветочные композиции для интерьера. Чаще всего к нему идут те, кто уже знает его стиль, авторскую манеру.   Сейчас  в работе, как это обычно принято, параллельно несколько картин. Вот эта будет называться «Стекло». Название, надо сказать, очень точное даже на первый взгляд. Оказалось, как опять же свойственно Евгению, -  и философичное.

 - Зеркало – вещь таинственная, в чем-то мистическая, - говорит художник. – Как видите, тут и попытка спрятаться за ним, и попытка протереть матовое стекло…  Картина эта делается для конкретного человека, тренера.  Моя задача - передать его восприятие мира. С точки зрения профессионала, помогающего людям увидеть себя с другой стороны. 

 Наверно, глупо спрашивать, любит ли художник свою  профессию. В творчестве сосредоточена вся жизнь.   А иногда, смеётся мой собеседник, за это еще и денег дают! Между прочим, Евгений Кузнецов теперь уже – звено в династийной цепочке: сын Георгий  тоже художник. Но идущий  своим путем. Сын  в детстве, как и отец, также успешно занимался математикой, и Евгений с Ольгой надеялись, что  в семье будет свой программист со стабильным доходом (искусство – занятие ненадежное). А Георгий тоже однажды сказал: хочу рисовать.  Теперь по их семье можно уже изучать историю искусства. Георгий вместе с другом  Андреем Блохиным, сыном краснодарских художников Ларисы и Валерия Блохиных, создал и успешно продвигает творческий тандем, набирающий популярность и на Родине, и в Европе. Это арт-группа «Recycle». Их провокативное искусство, порой превращаемое в эстетически отшлифованный аттракцион с применением пластика, полиуретана, гипса и акрила, снискал признание профессионалов: ребята – лауреаты Премии Кандинского, входят в десятку рейтинга молодых художников России, в 2017 году арт-группа вошла в список 49 выдающихся современных художников в возрасте до 50 лет.  Выставки «Recycle» с успехом проходили во многих городах мира. В прошлом году арт-группа представляла большой проект на Венецианской биеннале. 

Так что повод для отцовской   гордости, конечно,  есть. К тому же и отцу очень интересно,  чем занимается сын.  Надо слышать, с каким восхищением он описывает одну из композиций  «Recycle»:

 - Концептуальное искусство замечательно вводит свойства материала в систему создания образа. Когда из полиуритана  отлиты скрижали Завета, например, а текстом выбраны десять фраз из пользовательского соглашения Фейсбука, 40 страниц мелким почерком, которые никто никогда  не читает, а ребята прочли и нашли практически плагиат из заповедей Моисея… И эти тексты, отлитые из резины, внешне выглядят, как камень.  Удивительная  система образного мышления! Неслучайно эти произведения, достаточно дорогие, охотно приобретают знатоки. На предыдущей биеннале ребята показывали персональный проект, занимавший пространство  целого собора – церкви Святого Антония в Венеции.  Действующий храм   выступал в качестве выставочной площадки.   Интересное сочетание получилось. Один  из больших рельефов  купила принцесса Нидерландов.  

…В мастерской Евгения Кузнецова бросается в глаза обилие музыкальных инструментов, от пианино до всевозможных флейт, гитар, дудок. Назвать это собирательством или хобби было бы совершенно неверно. Лучше по-русски многозначно – увлечение. Потому что перед нами - человек увлеченный.  В музыкальной школе не обучался, пианино осваивал дома с репетитором. А  потом уже совсем взрослым «заболел» флейтой. Какие-то струны его души волнуют извлекаемые ею звуки. Теперь у него – несколько десятков флейт со всего света. Вот эти — с острова Бали, где специально изготовили инструменты из редкого сорта бамбука с очень тонкими стеночками.  А вон тот - из Индии. В  руках Евгения трубочка выводит  нежную восточную мелодию. Цейлонская дудка деревянной резьбой напоминает старинные русские храмы. Мастер прямо у пальмы сидел и ножичком на виду у всех вырезал, а звучит сие творение Востока очень по-нашему, прямо русские народные мелодии. Из американской галереи подарили на день рождения оркестровую классику. А вот флейта современная, но выполненная в точном соответствии со средневековой, облик которой не менялся столетиями, точно такой можно видеть на картинах пятнадцатого века.  

На мой взгляд,  все картины Евгения Кузнецова объединяет то, что они просто-напросто очень красивы. И, в отличие от некоторых иных абстракций, не раздражают. В них живет невероятной силы эстетика.  Такая притягательная, что странно бывает слышать, как художников такого стиля порой обвиняют в «бесформенной красивости». Полотна Евгения для меня более содержательны, нежели некоторые полные модного «историзма»  картины, явно   направленные на определенную идеологию. Их так называемая достоверность выглядит плоской, прямолинейной, если не сказать – выхолощенной. Мы дружно вспомнили ставропольского живописца Павла Гречишкина, удивительно цельного и последовательного. Он не пытался «делать красиво» в своем любимом жанре пейзажа  — солнышко, травка, небушко... Но его виды живой природы завораживают, взять байкальскую серию:  там все в серебре, серая вода, серые облака, серые  скалы, а вместе  — волшебный результат! Наверное, именно этого и ждет зритель от встречи с настоящим искусством 
 Вместе с женой Ольгой, тоже художником и педагогом, они сейчас мечтают увидеть новый интересный проект  сына в Центре Помпиду в Париже.  Экспозиция  «Recycle» продолжает технологию, опробованную в Венеции.  

- Ребята создают прекрасный образ иллюзии всеобъятности Интернета, - рассказывает Евгений. – Идея простая и одновременно важная, касается сегодня каждого: если ты думаешь, что через экран компьютера тебе показывают весь мир, то сильно ошибаешься! Перед тобой - только  экран. Цельную картину мира  ты никогда не увидишь.

Все это, конечно, занимательно, а что - для души? Могу я возвыситься душой от встречи с таким искусством? 

-  Интернет это современная реальность, и попытка его осмыслить пластически уже сама по себе  хорошее произведение. Это не картина, не скульптура, это новое пространство, которое предлагает тебе поэтическую расшифровку каких-то элементов действительности. Сама структура этой параллельной реальности открывается с чувственной, поэтической стороны. В этом есть гармония,  все это еще и эстетично. 
 И вновь мы возвращаемся к тому, что картина — это иллюзия пространства. Но она должна быть красивой, иначе  это всего лишь кусок холста, пускай и ярко покрашенного…

- Высший пилотаж — нарисовать что-нибудь некрасивое так, чтобы вышло красиво, - снова лукавая улыбка появляется на лице моего собеседника. 

И мне понятно, что он имеет в виду.   Ведь, к примеру, его свежие персонажи  с девайсами  красивыми не назовешь, они даже как-то все, извините, на одно лицо что ли. Но в них наряду с мыслью я вижу и эстетику образа, и гармонию красок. В них хочется всматриваться, разглядывать, любуясь  игрой  полутонов… 

Когда мы увидим в Ставрополе новую выставку Евгения Кузнецова? Задумавшись на мгновение, он  обещает: будет обязательно! Быть может, к юбилею. Главное, художнику  хочется подготовить нечто новое, чтобы экспозиция представляла собой не ретроспекцию, а  цельный проект, посвященный какой-то идее. В качестве идеи видится панорамный показ творчества  трех поколений художников Кузнецовых. Почему бы и нет? Для себя я уже назвала будущую выставку «Династия волшебников».

Наталья Быкова.  
Фото из личного архива.

Рейтинг Известных людей

Посмотреть весь рейтинг


Тимофеева
Ольга Викторовна
Ставропольский край
Ткачев
Александр Николаевич
Краснодарский край

Кадыров
Рамзан Ахматович
Республика Чечня
Устинов
Владимир Васильевич
Ростовская область
Савичев
Роман Валерьевич
Ставропольский край
Голубев
Василий Юрьевич
Ростовская область
Фадзаев
Арсен Сулейманович
Республика Северная Осетия-Алания
 
Другие проекты asrv.ru vestnikxp.ru ludiuga.ru
© «Известные люди Юга России» Обратная связь Яндекс.Метрика Рейтинг@Mail.ru