Последние комментарии
Наши контакты
Журнал «Известные люди России» №2 (8)№1 (7)
Журнал «Известные люди Юга» №6(№5)(№4)(№3)(№2)(№1)

Читайте нас:  

   
12 апреля 2021

Над пропастью

Манеж размером с пятикопеечную монету

Главное отличие зрителя, пришедшего в цирк, от циркового артиста - в том, что зритель может позволить себе любые эмоции. Испугаться, задохнуться от восхищения, засмеяться и даже упасть со стула. Для артиста воздушного жанра риск - это каждодневная работа, во время которой его дух должен оставаться холодным, спокойным и невозмутимым, как у снайпера.

Снизу под купол понимается трапеция. На ней вниз головой висит человек. Под самым куполом он кажется очень маленьким и каким-то ненастоящим. Оркестр перестает играть, зал замирает. Человек отрывается от трапеции и камнем падает вниз. Зал издает звук, похожий на вдох огромного животного. Когда человек вскакивает на сетке и делает финальный комплимент, животное делает выдох. Артист улыбается, зрители в восторге. Трюк получился.

Если смотреть на манеж с высоты 24 метров, он кажется размером с пятикопеечную монету старого образца. Если подняться на высоту выше тридцати, то старый образец просто заменяется новым. Смотреть сверху очень страшно, еще страшнее висеть вниз головой и знать, что через несколько секунд тебе надо ослабить напряжение в мышцах ног, оторваться от планки и полететь вниз. И при этом точно попасть не просто в эту пятикопеечную монету, а в страховочную сетку, которая с высоты кажется обычной тонкой полоской.

"Такой трюк называется "капля". Значит, что ты, как капля воды, падаешь вниз", - говорит Владимир Гарамов, воздушный гимнаст и руководитель номера. "Я 25 лет работал в воздушном полете. Сначала 10 лет привыкал к высоте, потом лет пять работал, скажем так, нормально, а в последующие 10 лет с каждым годом становилось все сложнее и сложнее. Начал отвыкать - и опять страшно. Да что там "капля"! Иногда стоишь перед трюком на мостике, вот сейчас к тебе подлетит трапеция, надо за нее схватиться - и вперед, на трюк, а страх просто животный. В буквальном смысле - в животе. Ну еще в висках стучит и голова словно гудит вся. А стоять надо красиво и улыбаться, потому что зрители все видят. Ну и бросаешься, как в омут. Я даже боюсь, когда у меня вдруг не возникает этого напряжения. Иногда бывает, что чувствуешь себя вроде бы спокойно и, как правило, трюк не получается, падаешь на сетку. Пока лезешь с сетки наверх, думаешь: "Ну, давай, давай!" - заводишь себя. Второй раз встал, чувствуешь, пошел мандраж - значит, будет нормально".

Высота - это противоестественно

Опытные гимнасты считают, что нормальный человек должен бояться высоты. Находиться в воздухе без опоры, а попросту, летать - состояние для человека неестественное. Поэтому артисту, выбравшему работу в воздухе, приходится расставаться с иллюзиями о захватывающей прелести полета. Воздушный жанр - это своего рода вызов судьбе, и, чтобы судьба была благосклонной, с высотой всегда нужно оставаться "на вы".

"Был в цирке один артист, акробат на подкидных досках, - рассказывает один из старых униформистов, - так его хлебом не корми - дай четверное сальто сделать в воздухе. Подошел срок, он вышел на пенсию, чувствует, не хватает адреналина. Освоил параплан. На Кавказ ездил, судьбу пытал - летал в горах. Ему все говорили: хватит, остановись, не искушай судьбу! Уже акробатом напрыгался, сколько раз себя ломал! А он - нет. Скучно, говорит, без полета. И однажды, в Крылатском это было, снова полетел, хотя по погоде запрещено было - ветер порывистый. В общем, парашют сложился, он камнем вниз, сам рассказывал потом: "Лечу и уже прикидываю, какую ногу или руку сломаю, сколько лечиться придется", а парашют внизу возьми и раскройся, а рядом каменная стена, ну, он в стену! В результате перелом шестого позвонка, "оке несколько лет практически без дви-кения лежит. Слава Богу, жена хорошая попалась, не бросила, нянчится с ним до сих пор..."

В работе кайф от полета возникает "едко. Работа есть работа. Владимир Гарамов: "Во время сальто, например, думаешь только о том, чтобы все правильно сделать - вовремя сгруппироваться, прокрутиться, распластаться в воздухе и чтобы партнер поймал. А если не поймал, то правильно упасть. Падать тоже нужно уметь. Это только кажется, что страховочная сетка всегда спасет. Если вовремя не сгруппироваться, то можно получить травму не меньше, чем при ударе о твердый манеж".

Страх

Если партнер уходит из номера, очень трудно найти ему замену. Особенно хорошему. Однажды пробоваться в полет пришла девушка, мастер спорта международного класса по гимнастике. Несколько раз репетировала в большом манеже, но после того, как упала в сетку с трюка, больше на репетициях не появлялась. Другой артист, придя в первый раз, полез по веревочной лестнице, добрался до середины и дальше не смог, стало страшно. Артиста вообще может заклинить на страхе, и тогда продолжать бесполезно. Можно много раз падать, травмировать позвоночник, не говоря уж о растяжениях рук и ног, - но потом снова возвращаться. А бывает так, что, раз упав, артист уж не может больше подняться на мостик. Перебарывать себя, как правило, бесполезно. У страха есть два пути: либо остаться страхом, либо перейти в совершенно другое качество - предельную концентрацию, близкую к состоянию высшей медитации. В первом случае артист меняет жанр или вообще уходит в другую профессию, во втором - становится мастером воздуха.

Страшные истории с канатом

Кроме воздушного полета в цирке существует еще один жанр "повышенного риска" - канат. Говорят, этот жанр возник на Кавказе. Когда на пути горца возникало ущелье, он перекидывал дерево и, балансируя на нем, перебирался на другую сторону. Позже это умение стали демонстрировать на многолюдных гуляньях, но уже с более сложными трюками. Потомки горцев принесли это искусство в цирк.

Игорь Гринько, артист с 20-летним стажем, на канате всегда чувствовал себя как на твердом манеже. Во всяком случае, психологически. В его работе было все спокойно до 11 апреля 1998 года. В тот день он сорвался с 22 метров (высота семиэтажного дома).

...Репетировали новую программу. На манеже шла техническая установка "Прометея" - уникального аттракциона воздушных гимнастов и канатоходцев, придуманного 25 лет назад Владимиром Волжанским. Установка была сложной - в аттракционе задействован не один, а целых три каната на разной высоте. День был, как и положено, нервный. Кто-то кого-то не понимал, без конца путались страховочные лонжи, плохо состыковывались мосты, от рывков дрожали канаты. Игорь оказался на самом верху и собирался проверить канат, перед этим дернув себя за страховочную лонжу.

Он ступил на канат, оступился и полетел вниз. Сидевшие в зале только вскрикнули от ужаса. Следующей реакцией было оцепенение, потому что артист, ударившись о манеж, перевернулся через голову и сел. Через несколько секунд по громкой связи вызывали "Скорую" к служебному подъезду и артиста повезли в Склифосовского. Диагноз был невероятный - растяжение голеностопного сустава. Упасть с высоты семиэтажного дома и отделаться растяжением голени - такого не бывает! "Когда я летел вниз, был уверен, что меня вот-вот поймают на лонжу. Страха не было. По пути схватился за один канат - он оборвался, о другой ударился грудью и отлетел, в самом низу ударился ногой о манеж и сумел перевернуться через голову - видимо, это спасло в какой-то мере. Нога только сразу стала распухать и дико болеть". В Склифосовского этому случаю не удивились. Хирург сказал, что иногда смертельную травму можно получить, упав со стула, а некоторые, бросаясь с десятого этажа, отделываются легкими травмами.

В цирке падения нередки, хотя говорить об этом не любят. Однажды с каната упала артистка, которая всю жизнь вместе со своим мужем работала без страховки. Такая пара на весь российский цирковой мир одна-единственная - Айна и Адам Виситаевы. Адам вырос в Дагестане, где искусство канатоходцев, можно сказать, явление национальное. В шесть лет он с ходу повторил выступление заезжего артиста, оказавшись на канате, пока взрослые на секунду отвернулись от него. С тех пор "заболел" канатом на всю жизнь.

Смотреть на них из зала без дрожи невозможно, у некоторых зрителей состояние бывает полуобморочное. При этом их номер идет в очень быстром темпе и с сумасшедшими трюками: шпагаты, сальто, проезд по канату на моноцикле - одноколесном велосипеде, прыжок с каната на плечи партнеру, прыжки в кольцо через сидящую партнершу. Именно на последнем трюке Адам задел Айну во время прыжка и сбил с каната. Надежды на то, что она не останется инвалидом, практически не было. О возвращении в номер никто не думал. Несколько месяцев Айна пролежала в больнице на сложных растяжках, еще год восстанавливалась, а потом снова вернулась на канат. И снова без страховки. Адам Виситаев: "Я ничего с ней не мог сделать. Она сказала: "Я лучше в окно выброшусь, чем что-то изменю в своем выступлении". Я ее знаю, она могла бы..."

За 20 лет работы Айна упала один раз. Адам падал шесть раз и два из них сильно бился. Теперь у него есть мечта - на свой день рождения поехать в Дагестан, протянуть канат между двумя скалами ("Чем больше высота, тем лучше!") и пройти 40 метров над пропастью. Главное, чтобы не налетел порыв ветра, а то снесет. "Я ни на какие отговорки не реагирую. Я это для себя решил, и я это сделаю! Или не сделаю..."

До и после

Воздушными гимнастами становятся дети воздушных гимнастов. Дочь Владимира Гарамова, 14-летняя Маша, готовит номер на трапеции. В цирке этот жанр по определению считается "женским". Рассказывают историю про одну гимнастку на трапеции, которая работала до шестидесяти с лишним лет и каждый раз повторяла фразу: "Я хотела бы умереть на манеже!" Во время ее последнего выступления ей стало плохо и она, сорвавшись, упала вниз. Врачи констатировали: смерть наступила еще в воздухе.

Гимнасты приходят из цирковых училищ, среди которых особенно славится киевское, и из спорта. Подготовка у ребят, которые занимались спортивной акробатикой, очень хорошая и, если они не испугаются высоты, то довольно скоро могут отрепетировать трюки и начать работать. У Андрея, мастера спорта по спортивной гимнастике, это получилось.

"Я пришел показываться и в манеже все выдал по экстра-классу. Сам был доволен, и артистам понравилось. Честно говоря, когда полез по лестнице наверх, думал: а вдруг испугаюсь? Но ничего, на мостик встал, даже вниз посмотрел - нормально". Лучше других приспосабливаются к высоте спортсмены, которые к ней привычны, например прыгуны с вышки в воду.

После ухода из номера судьбы "высотников" складывается по-разному. Некоторые меняют высоту на более спокойный жанр, например дрессуру собачек. Асият Агаева с детства работала на канате, продолжая родовую династию. Выполняла трюки, которые до сих пор никто не может повторить. Закончив с канатом, надела клоунский костюм и сделала забавный номер с пуделями. "Уйти из цирка невозможно, - говорит Ася, - мы все пропащие люди. Если нет работы - умираем".

Другие артисты делают номера со а своими детьми и становятся ассистентами в их номере, третьи вообще меняют профессию - если могут, уходят в бизнес. Но таких мало, многие просто пропадают. Заниматься непрестижной профессией не позволяет гордость - все-таки летал в воздухе! - а что-то серьезное и интересное не получается - не тот возраст и не те силы. Владимир Гарамов, уже бывший "полетчик", в душе большой романтик. Он мечтает стать продюсером, создать роскошное шоу и вместе с ним гастролировать по миру.

Ангел-хранитель - лонжист

Ассистент в воздушном номере - очень важная персона. Он должен постоянно следить за реквизитом, вовремя исправлять неполадки, правильно и точно подвешивать оборудование для работы и быть готовым во время полета моментально среагировать, если вдруг запутаются тросы или случится что-то непредвиденное. Лонжист работает со страховочной лонжей - тонким металлическим тросом, который крепится к специальному широкому поясу. Лонжист в буквальном смысле держит жизнь артиста в своих руках.

Валерий Быковский: "Иногда бывает ситуация, когда гимнаст на канате, например, чуть пошатнулся. Если в этот момент успеть немного и, главное, незаметно для зрителей, натянуть лонжу, то это может помочь артисту удержаться на канате. И важно не только уловить момент возможного падения, но и не перетянуть лонжу, чтобы не стянуть его с каната". Научиться этому в теории невозможно. Это чувство приходит через руки и металлический трос, называемый лонжей. А еще - через невидимую энергетическую нить, которая образуется между артистом и ассистентом. Для лонжиста в этом момент существуют только два человека - он сам и артист, за которым он следит, не отрывая глаз ни на секунду. Хороший лонжист не станет дожидаться момента, когда артист уже готов упасть, он уловит импульс возможного падения еще до того, как тело сделает неверное движение в сторону, - и сразу подтянет лонжу. Если артист доверяет лонжисту, его выступление становится более свободным, раскованным и артистичным.

Как куют сталь

Оборудование для канатоходства или воздушного полета включает в себя массу приспособлений. Тросы, мостики, болты, веревки, лестницы, лебедки, турники, трапе, лопинги, траверзы, че-келя, зажимы, карабины, подвески, трубы... Комплект весит от одной до пяти тонн. Сначала делают технические расчеты и чертежи, а потом отправляют их на разные заводы, в том числе на военные. По правилам чертить должны специалисты-инженеры, но на самом деле многие опытные артисты сами делают все расчеты, согласовывая их с инженером уже в конце.

В. Быковский: "Я уже настолько хорошо изучил все оборудование до мельчайших деталей, что, честно сказать, никому не доверю чертеж. В канате один неправильно закрученный болт может стоить жизни, если он вдруг отскочит и канат "выстрелит". Артиста тогда просто перережет пополам".

Натяжение каната равняется 1500 тоннам. Оружие канатоходца - это баланс и веер. На ступенях высшего мастерства артист обходится без них, балансируя только руками. Но если ты делаешь трюк "колонна", то есть несешь на своих плечах двух или трех человек, без 25-килограммовой железной трубы с утяжелителями по краям не обойтись. За счет баланса, а вернее, за счет силы инерции во время движения артист сохраняет центр тяжести точно над канатом и таким образом удерживается.

Если нужно исполнить сальто, берется баланс в два раза легче. Полетчики обязательно бинтуют руки и надевают специальную накладку из сыромятной кожи. Такая накладка берет на себя 50 процентов нагрузки. Перед трюком руки мажут магнезией.

Для канатоходцев еще очень важна обувь. Она должна быть с кожаной подошвой специальной толщины, позволяющей чувствовать канат и скользить по нему. Хорошая обувь служит до 10 лет.

Перед выходом

Минут за сорок до выхода на манеж артисты начинают разминку. Висят на кольцах, гнутся, растягиваются, отжимаются, приседают. Чем ближе выход, тем сосредоточеннее они становятся. В эти минуты они вроде бы врозь - каждый существует в своем углу и ни с кем не разговаривает. За 20 минут они собираются ближе к манежу и уже не расходятся. Каждый из них словно смотрит внутрь себя. Это даже не волнение - наоборот, максимальная концентрация и мобилизация сил. Если в драматическом театре все же можно сыграть вполсилы, в цирке это исключено. Трюк нельзя сделать наполовину!

За минуту до выхода напряжение уже чувствуется в каждой мышце. В этот момент к тем, кто готовится на выход, запросто не подойдешь - кажется, что энергия окружает их плотным кольцом и приближение к этому кольцу в праздных целях может быть опасно для жизни. Последние секунды... и наконец:

"Все, пошли", - командует руководитель. Командует тихо, но слышат его все. Они делают шаг в красный круг и еще на 20 минут словно переходят в другое измерение, где воля и силы собраны воедино, а время, кажется, не имеет границ. Или его просто нет.

Заканчивается представление, оркестр играет марш, выходит парад-алле. При выходе артистов из воздушного аттракциона или канатоходцев гром аплодисментов нарастает вдвое. "Мама! - истошно орет маленький человек лет пяти. - Я тоже хочу летать, как эти дяди!" Задние ряды зрителей встают и аплодируют стоя. Аплодируют долго. Артисты делают финальный проход по манежу и убегают за занавес. За кулисами - невероятное облегчение от того, что на сегодня все позади. Прекрасное настроение, если все получилось, хуже, если нет. Но все равно облегчение. Возможно, именно ради этих нескольких минут они готовы каждый день рисковать в воздухе, тратить много месяцев на изнурительные репетиции. Но этот адреналин, аплодисменты зала и расслабленный выдох за кулисами - это их жизнь и их судьба, которой они постоянно бросают вызов.
 

Рейтинг Известных людей

Посмотреть весь рейтинг

Савичев
Роман Валерьевич
Ставропольский край
Ткачев
Александр Николаевич
Краснодарский край
Голубев
Василий Юрьевич
Ростовская область

Кадыров
Рамзан Ахматович
Республика Чечня

Казакова
Ольга Михайловна
Ставропольский край
 
Другие проекты asrv.ru vestnikxp.ru ludiuga.ru
© «Известные люди Юга России» Обратная связь Яндекс.Метрика Рейтинг@Mail.ru