Последние комментарии
Наши контакты
Журнал «Известные люди России» №2 (8)№1 (7)
Журнал «Известные люди Юга» №6(№5)(№4)(№3)(№2)(№1)

Читайте нас:  

   
20 июля 2019

Третий точечный удар по России

США и Евросоюз ввели новые санкции против нашей страны

Во вторник, 29 апреля, вступили в силу санкции Евросоюза против россиян, которых Совет ЕС накануне включил в дополнительный - третий по счету - черный список за действия, подрывающие или угрожающие территориальной целостности, суверенитету и независимости Украины.

В расширенный санкционный список вошли, наряду с другими, вице-премьер Дмитрий Козак, постпред президента в Крымском федеральном округе Олег Белавенцев, вице-спикер Госдумы Людмила Швецова, начальник Генштаба Валерий Герасимов и начальник ГРУ Генштаба Игорь Сергун.

А накануне, в понедельник, Минфин США опубликовал свой вариант санкционного списка. В него вошли пять высокопоставленных чиновников, два руководителя крупных госкомпаний и 17 юридических лиц.

В частности, в списке оказались Олег Белавинцев, Дмитрий Козак, первый замглавы администрации президента Вячеслав Володин, а также глава думского комитета по международным делам Алексей Пушков, который жестко отстаивал позиции России по Крыму и Украине на недавней сессии ПАСЕ.

Из менеджеров новыми лицами в списке США стали глава «Роснефти» Игорь Сечин и гендиректор «Ростеха» Сергей Чемезов.

Значимым блоком в списке выглядят сразу 17 юрлиц – компании, которые подконтрольны Геннадию Тимченко или Аркадию и Борису Ротенбергам (сами владельцы компаний попали в черный список США еще 20 марта).

Как заявил президент США Барак Обама, новый пакет санкций – это ответ на «несоблюдение Россией международного соглашения, направленного на прекращение кризиса на Украине». «Наша цель – не введение санкций лично против Путина. Наша цель – повлиять на его расчеты по поводу того, как его действия на Украине могут повлиять на российскую экономику», – подчеркнул Обама.

По его словам, США сохраняют в арсенале дополнительные меры против ряда секторов российской экономики, включая банковский сектор и военно-промышленный комплекс (ВПК). Будут ли эти меры задействованы, зависит от дальнейшего поведения России.

В воскресенье США сделали еще один шаг в направлении сворачивания российско-американского сотрудничества – ограничили экспорт в Россию высокотехнологической продукции двойного назначения – товаров, технологий и программ, которые потенциально могут быть использованы в ВПК.

Что реально стоит за третьим пакетом санкций, насколько ощутимый урон он способен нанести экономике России?

– В интерпретации Запада, нынешний пакет санкций – это продолжение тура предыдущих точечных санкций, направленных на отдельных россиян, и на отдельные российские активы, – считает руководитель направления «Финансы и экономика» Института современного развития Никита Масленников. – Подчеркивается, что направлены они на людей из близкого окружения президента Путина. Кроме того, обнародовав эти санкции, Барак Обама зарезервировал за собой подготовку новых, к которым, возможно, присоединятся страны Евросоюза – на этот счет прошли консультации по всей «Большой семерке» (теперь уже – «семерке»).

Исходя из информации, которая вышла в публичное пространство, нынешний пакет будет последним в рамках санкций точечного характера. Дальше возможны уже масштабные санкции экономического характера, причем они будут скоординированными между США и ЕС. Названы и два объекта грядущих экономических санкций – российские банковский сектор и оборонные предприятия. Можно сказать, сейчас ситуация с санкциями зависла на пограничной линии.

Интерпретаторы в западной прессе связывают принятие нынешнего, третьего пакета с тем, что если на Украине и не происходит эскалация напряженности, то и деэскалации тоже не происходит, и это связано с тем, что Россия, якобы, не выполняет женевских договоренностей.

«СП»: – Что дает повод Обаме так утверждать?

– На деле, вопрос исполнения договоренностей – очень не простой. Сами по себе, женевские соглашения носят характер протокола о намерениях, без конкретики и механизмов контроля. В них не прописано четко, кто и какие обязательства на себя принял, к какому сроку следует разоружить незаконные формирования, и что именно следует считать незаконными вооруженными формированиями на Украине.

Мне кажется поэтому, что третья волна санкций – это вялая попытка со стороны Запада простимулировать всех – в первую очередь Россию, – максимально конкретизировать в ближайшее время женевские договоренности.

Думаю, это было бы в интересах всех сторон вокруг украинского конфликта. На мой взгляд, окно возможностей для политического урегулирования ситуации на Украине окончательно не захлопнулось.

«СП»: – Третий пакет санкций скажется негативно на экономике России?

– Экономическое влияние третьего пакета не стоит переоценивать. Он доставляет, скорее, некоторые неудобства российской стороне. Скажем, что значит объявить санкции в отношении лично Игоря Сечина? Да, все западные компании, работающие в области энергоресурсов, будут воздерживаться от ведения прямых переговоров и заключения контрактов персонально с ним. Но это не значит, что эти компании перестанут сотрудничать с «Роснефтью». То же можно сказать Сергее Чемезове и «Ростехе».

Сложности в этом случае возникают у корпоративных юристов. Им нужно решить, кому в такой ситуации передавать право подписи, право на ведение переговоров, насколько можно ли считать договора надежными и добротными, если их подписывают не первые лица. Но все перечисленное – сложности не смертельные.

С другой стороны, мы живем в прозрачном информационном мире, в котором все взаимосвязано. И даже если санкции экономического характера не объявляются России напрямую, это не значит, что на точечные меры не реагируют финансовые рынки и рейтинговые агентства. Для них объявление о введении очередного пакета санкций – сигнал для переоценки рисков, связанных с операциями с российскими активами.

Неслучайно накануне третьей волны санкций, в минувшую пятницу, Standard & Poor's понизил суверенный рейтинг России в иностранной валюте до «BBB-» с «BBB» с негативным прогнозом, объяснив это возможным ухудшением условий внешнего финансирования для экономики страны. Это значит, что еще немного – и мы скатимся на уровень спекулятивных ценных бумаг.

«СП»: – Это для нас – неприятные последствия?

– Весьма неприятные. Получается, даже из-за локальных санкций, формально не затрагивающих корпорации, мы уже получили фактическое закрытие рынков внешних заимствований. А займы нам очень важны. Нам нужно рефинансировать значительный объем корпоративного внешнего долга, и теперь нам придется брать в долг деньги по совершенно другой цене. Для многих российских корпораций новые условия окажутся неприемлемыми.

Другими словами, последствия от принятия пакетов точечных санкций есть, но они носят, скорее, характер негативных для России процессов на финансовых рынках.

«СП»: – Если дойдет до четвертой волны санкций – в банковском секторе и в оборонке – насколько это ухудшит ситуацию?

– Все будет зависеть от содержания четвертого пакета, но в любом случае мы получим заметное ухудшение условий ведения бизнеса. Причем, в оборонке негативные последствия будут наиболее ярко выражены – все-таки у нас существует определенная технологическая зависимость в ряде отраслей от западных поставщиков.

Новые санкции неизбежно обернуться и очередной атакой на рубль, которая завершится его существенным ослаблением и поиском нового равновесного уровня. Этот процесс всегда дает разгон инфляции, и заставляет Центробанк поднимать ставку рефинансирования. А далее, по цепочке, подорожают и заемные деньги внутри всего банковского сектора.

Все это можно назвать уже системными неприятностями, которые крайне желательно не допустить. Российская экономика и без того балансирует на грани технической рецессии, а рецессия, совмещенная с высокой инфляций, означает, что мы входим в тяжелый режим стагфляции, которая сочетает в себе замедление экономики и рост цен. Выходить из стагфляции приходится годами – это хорошо известно из международной практики. Добавьте сюда социальные последствия стагфляции, которые тоже будут весьма ощутимыми и неблагоприятными.

В итоге, мы получим затяжной период неустойчивой экономической динамики, и потеряем полтора-два года в развитие экономики.

– Третий пакет – все же санкции против конкретных лиц, а не против отраслей российской экономики, – отмечает заведующий аналитическим отделом «Лаборатории Крыштановской» Михаил Коростиков. – Поэтому коллапса в российской экономике не будет. 17 россиян из нового черного списка работают, в основном, в сферах энергетики, вооружения и тяжелого машиностроения. В мировой экономике эти сектора очень не любят нестабильности – международные контракты в них заключаются на годы вперед. Трудно представить, что теперь эти контракты будут расторгнуты, и это скажется на состоянии всей экономики РФ.

С учетом новых 17 фамилий, список «друзей Путина» – в понимании западных политологов, которые и придумали термин – практически закрыт. Он включает в себя весь кооператив «Озеро», всю путинскую секцию по дзюдо, и всех друзей российского президента, которые работали с ним в комитете по управлению госимуществом Петербурга. И поскольку дальше расширять список «друзей Путина» невозможно, следующий, четвертый пакет, будет привязан уже не к персоналиям, а к отраслям российской экономики.

Однако я не думаю, что дело дойдет до новых санкций. На данный момент, при сохранении статус-кво в ситуации вокруг Украины, это маловероятно. Принятие новых санкций возможно, если только Россия попытается поддержать отделение от Украины Луганской и Донецкой областей. Но пока предпосылок для такого развития событий я не вижу…
 

Рейтинг Известных людей

Посмотреть весь рейтинг


Кадыров
Рамзан Ахматович
Республика Чечня
Голубев
Василий Юрьевич
Ростовская область
Ткачев
Александр Николаевич
Краснодарский край

Казакова
Ольга Михайловна
Ставропольский край
Савичев
Роман Валерьевич
Ставропольский край
 
Другие проекты asrv.ru vestnikxp.ru ludiuga.ru
© «Известные люди Юга России» Обратная связь Яндекс.Метрика Рейтинг@Mail.ru