Последние комментарии
Наши контакты
Журнал «Известные люди Юга» №6(№5)(№4)(№3)(№2)(№1)

Читайте нас:  

   
25 ноября 2017

Роман Савичев: Особое Мнение

Вот уже шестнадцать лет Роман Савичев возглавляет одну из самых успешных юридических компаний Юга России – ОАО «Юридическое агентство «СРВ». Экономист с юридическим образованием и юрист с экономическим складом ума, он во многих отношениях является личностью неординарной. Для одних Савичев – правовед и практик, для других – политик и общественник, для третьих – теоретик и философ. Однако во всех случаях своё мнение он привык выражать прямо и честно. Суждено ли Ставрополью остаться житницей и здравницей? Кто станет губернатором в сентябре этого года? Почему в России только одна, а не две главные беды? Легко ли в нашей стране делать бизнес? И портят ли человека деньги? Об этом и многом другом открыто и без купюр Роман Савичев сегодня впервые говорит в интервью журналу Pro.

Куда приводят мечты

Однажды в сентябре 1920 года в молодую Советскую республику приехал великий английский писатель-фантаст Герберт Уэллс. Он прибыл, чтобы встретиться и поговорить с великим вождём пролетариата и «кремлёвским мечтателем» Владимиром Ильичом Лениным. Их встреча состоялась, и каждый со своей стороны остался ею доволен. Поражённый смелыми идеями Ильича, Уэллс писал: «Осуществление таких проектов в России можно представить себе только с помощью сверхфантазии. В какое бы волшебное зеркало я ни глядел, я не могу увидеть эту Россию будущего, но невысокий человек в Кремле обладает таким даром».
Умение мечтать и видеть «завтра», действительно, дано не каждому. Роман Савичев такой способностью, похоже, обладает. Во всяком случае, долгий разговор с ним оставляет стойкое впечатление, что он не просто просчитывает на несколько ходов свои шаги. Каким-то образом он действительно знает, что именно будет... дальше. Возможно, в этом и есть один из секретов его успеха. И то, что делает Савичева непохожим на его коллег.
 
 

– Роман Валерьевич, Вы ещё в школе предполагали, что станете юристом, или поначалу у Вас были совсем другие планы?

– В юности я жил в научном городке СНИИСХ Шпаковского района и учился в средней школе №3. Так как учился я хорошо, то участвовал в различных школьных олимпиадах. В 1990 году, который был для меня выпускным, я был направлен на районную олимпиаду правовых знаний. Мне удалось занять первое место среди учащихся 27 школ района. После этого я поехал уже на краевую олимпиаду, где также занял призовое место. Участие в таких сложных конкурсах потребовало углубленной подготовки, в том числе изучения основных кодексов, действовавших в стране на тот момент. Возможно, именно тогда я и почувствовал, что эти знания увлекли и захватили меня. И хотя ещё в восьмом классе я решил поступать на экономический факультет, что я и сделал летом 1990 года, у меня появилась мечта учиться на юриста.
Поскольку я был «золотым медалистом», мне без труда удалось стать студентом экономфака Ставропольского сельскохозяйственного института. А весной 1991 года вышел указ Михаила Горбачева - первого и последнего Президента СССР, – разрешавший студентам одного вуза одновременно обучаться в другом. После чего я сразу же подал документы в Ставропольский филиал Всесоюзного юридического заочного института. Сдавал всего один экзамен - историю, получил пятёрку и был зачислен.
Таким образом, я учился параллельно в двух высших учебных заведениях, которые окончил экстерном с разницей в один год. Экстернатную форму обучения выбрал по той причине, что к тому времени у меня уже была семья и маленькая дочурка, и мне как можно быстрее нужно было устроиться на работу. Так что, летом 1993 года, будучи студентом, я пошёл трудиться юрисконсультом в краевое управление «Госстраха», ныне – «Росгосстрах».
Потом был быстрый карьерный рост. Уже через полтора года после трудоустройства я был назначен главным бухгалтером фирмы «Росгосстрах-Ставрополье». А в 1996 году, когда мне было всего 24 года, я стал заместителем генерального диктора по финансам.
Вместе с тем, ещё с 1993 года у меня были собственные клиенты, которым я помогал в судах в качестве юрисконсульта. В том числе, и дочерние компании «Росгосстраха» в других регионах. Параллельно защищал интересы страхователей, заключивших договоры с нашей компанией. И к весне 1998 года я понял, что мои доходы от юридической деятельности значительно выше, чем зарплата заместителя генерального директора.
29 мая 1998 года я вернулся после работы домой и сообщил жене об увольнении из «Росгосстраха» по собственному желанию. Уже 6 июня я зарегистрировал собственную фирму, а 11 июня мы получили лицензию на оказание платных юридических услуг. Этот день и является официальной датой основания Юридического агентства «СРВ».

– Вы много лет работаете на рынке юридических услуг, какие дела больше всего запомнились, стали особенным опытом для Вас?

– Честно говоря, сегодня мне больше всего вспоминаются дела пятнадцати- и двадцатилетней давности. Среди них и те, которыми я занимался ещё в период работы в «Росгосстрахе». Так, очень запомнилось дело, которое мы вели с 1995 по 1997 год. Нам противостояла Ставропольская краевая налоговая инспекция. Дело было на 3,5 миллиарда рублей доначисленных нам налогов. Мы судились 2 года, и нам удалось полностью отстоять интересы нашей компании.
 

Второе дело, которое длилось с 1996 по 1999 год, связано с защитой интересов ОАО «Колхоз имени Ленина» Новоалександровского района. Защищали от рейдеров, имеющих властные полномочия. Или, называя вещи своими именами, от бывшего главы районной администрации. В итоге, мы сохранили крупное градообразующее сельхозпредприятие, а главу администрации района и его заместителя впоследствии уволил губернатор, кроме того, на них были возбуждены уголовные дела.
Третий пример – с 1998 года в течение четырёх лет длился процесс, в котором я лично представлял интересы ОАО «Электросвязь» Ставропольского края в деле против ОАО АКБ «ИНКОМБАНК». Дело было стоимостью 12 миллионов дойчмарок, которые банк пытался взыскать с заемщика по кредиту. События разворачивались после дефолта, и предприятию чрезвычайно тяжело было вернуть деньги. Однако мы «тянули» дело четыре года и дождались, когда «ИНКОМБАНК» был признан банкротом и ликвидирован. Таким образом, долг не пришлось отдавать, производство по делу было прекращено.
Конечно, было и множество других дел, но рассказать обо всех в одном интервью просто невозможно. Их количество росло в геометрической прогрессии, и сейчас сотни человек могут назвать себя нашими клиентами.
 
 

Миссия выполнима

– Помимо профессиональных юридических успехов на Вашем счету есть успехи и политические. Привлекает ли Вас политика сегодня?

– В марте 2007 года я был избран в Государственную Думу Ставропольского края четвёртого созыва – это был большой успех и общественное признание. На протяжении пяти лет я представлял и защищал интересы ставропольцев в законодательном органе власти как депутат. Сегодня этот период депутатской работы я рассматриваю как большой и важный опыт. Однако я решил сделать перерыв на пять лет, поскольку в настоящее время являюсь директором сразу пяти компаний, входящих в группу «СРВ». Согласитесь, это очень тяжело совмещать, работа поглощает всё моё свободное время.
Вместе с тем, юридическое агентство «СРВ», расширяя свою деятельность, сегодня успешно берётся за сопровождение политических проектов. Так что политика как таковая входит в число наших приоритетов и профессиональных интересов.

– Как Вы относитесь к тому, что в последние годы все чаще звучат разговоры о перепрофилировании Ставропольского края из аграрного в инновационный и промышленный регион? Мол, сельскохозяйственный профиль себя исчерпал и будущего, как у житницы России, у Ставрополья нет.

– Ставропольский край, как и многие регионы Юга России, издревле был житницей нашей Родины. Чего нам не хватает сегодня?
Я вырос в посёлке СНИИСХ. С детства посещал лаборатории, в которых велась селекционная работа по созданию новых сортов пшеницы и ячменя, новых пород сельскохозяйственных животных и так далее. Тогда, в восьмидесятые годы, ещё до перестройки, в крае широко использовалась интенсивная система земледелия. На отдельных опытных полях СНИИСХа урожайность пшеницы составляла более 150 центнеров с гектара! Как в Канаде. И на наших почвах это также возможно. Так что, если куда и нужны инвестиции, то, в первую очередь, в аграрный сектор края. Особенно в отрасль переработки сельхозпродукции.
 
 
 

Всем нам обидно видеть в супермаркетах засилье кубанских продуктов, мясной и молочной продукции из средней полосы России, а качественных ставропольских товаров практически нет, хотя в количественном выражении по производству зерна мы почти догнали Кубань.
Но там, в Краснодарском крае, почти при каждом агрохолдинге есть свои заводы, которые фасуют готовую продукцию. В том числе, в импортную упаковку, по франшизе известных мировых брендов. Если делать так же на Ставрополье, можно рентабельность сельхозпроизводства увеличить, как минимум, в два, а то и в три раза в течение следующих пяти лет. Наши аграрии это знают, особенно опытные руководители. Но не хватает квалифицированных кадров. Научный потенциал практически убили, СНИИСХ находится в плачевном состоянии, его Агрохимцентр – на грани выживания, новых разработок почти нет, все обвешало, знаменитый дендропарк, который славился на весь край, просто-напросто вымер. А сам научный городок превратился в пригород Михайловска, и эти заповедные места застроили коттеджами.
Но ученые там ещё есть, и наш Ставропольский аграрный университет не зря признан лучшим в России по подготовке специалистов для сельскохозяйственной отрасли. При соответствующих заказах нашему аграрному университету можно вырастить новых квалифицированных специалистов, которые могли бы возглавить ведущие сельхозпредприятия. Потенциал этого вуза огромен, там замечательный ректор. 
Обидно видеть, что это никому не нужно. А тем временем в крае неизменно снижается уровень плодородия почв, истончается её гумусовый слой.

– Есть ещё одна отрасль, на которую в крае традиционно возлагаются большие надежды... Вот Вы много путешествуете, отдыхаете за рубежом, но я не помню, чтобы Вы рассказывали об отдыхе на Кавминводах. В каком состоянии, на Ваш взгляд, находятся наши курорты? Их можно возродить?

– На Кавминводах, к сожалению, сейчас осталось шесть-семь достойных санаториев, куда не стыдно пригласить иностранцев. Тем не менее, я регулярно с семьёй три раза в год езжу на наши курорты.
Должен сказать, что сам курорт находится не в таком уж запущенном состоянии. Самая большая его проблема – это стихийная застройка парков и природных зон. Продолжается захват федеральных земель, и самовольное строительство процветает до сих пор. А те объекты, которые незаконно были построены в 90-е годы и в начале 2000-х, даже несмотря на наличие по ряду из них судебных решений о сносе, по-прежнему стоят. Мозолят глаза отдыхающим, портят ландшафт, загрязняют подпочвенные воды, которые являются базой для наших знаменитых минеральных вод.
Но эти проблемы должна решать не только краевая власть, но и федеральная. У нас есть федеральные суды и службы судебных приставов, надзорные и контролирующие органы, которые обязаны этим заниматься.
А потенциал региона огромен. Причём, местные жители это хорошо понимают. Когда в январе этого года я побывал в Кисловодске, то обнаружил, что в отдельных местах города частная земля продаётся под индивидуальные жилое строительство по цене более 50 тысяч долларов за сотку. Значит, будущее у города есть, были бы ещё мудрые руководители. Например, Баден-Баден – просто небольшие возвышенности, но за счёт развитой инфраструктуры и сервиса он привлекателен, туда едут туристы и отдают в разы больше денег, чем на Кавминводах.
 
 

– Говорят, репутацию Кавминвод сильно испортил и межнациональный вопрос...

– Совсем не согласен! Значимость межнационального вопроса на Ставрополье сильно преувеличивают. Особенно на КМВ. На бытовом уровне ссоры происходят. Так они и между русскими случаются, и между кем угодно. Хороший или плохой человек – это не национальность, по моему мнению. Мы знаем сотни выдающихся людей с иным цветом кожи. И это различие не помешало им стать всемирно известными. А разница между жителями Северного Кавказа и русскими настолько мала, что об этом, по-моему, не стоит постоянно говорить.

– Буквально месяц назад исполнилось ровно четыре года Северо-Кавказскому федеральному округу. Как по-Вашему, получил ли край какие-то преимущества в результате образования СКФО?

– Моё мнение, что создание СКФО было ошибкой. Оно породило массу слухов о возможности отделения округа от России. Нужно вернуть Южный федеральный округ таким, каким он был прежде, в границах тринадцати субъектов федерации.
Но в то же время, из-за географической удаленности Ростова центром ЮФО может стать Ставрополь или Пятигорск. Решения в этом случае принимать высшему руководству страны, а моя позиция такова: нужно в спокойном режиме объединить территории. Это искусственное дробление особо ничего не дало. Пусть говорили, что будет выравнивание по бюджетной составляющей, но всё равно - даже спустя четыре года Краснодарский край и Ростовская область значительно опережают республики Северного Кавказа по ряду основных показателей.
Юг России есть Юг России, он неделим. И мою приверженность этой теории наглядно доказывает наш сайт www.vipstav.ru, который называется «Известные люди Юга России». Он охватывает сразу тринадцать субъектов федерации, не выделяя отдельно ни Северный Кавказ, ни ЮФО. Ведь дробить страну можно до бесконечности, ничего хорошего это не даст.
Когда-нибудь пройдут десятилетия, может быть, сто лет, и в мире вообще не останется государств. Границы сотрутся. Не будет ни США, ни России, ни Евросоюза. Будет одно государство – планета Земля. Пока это фантастика, но наши правнуки и праправнуки увидят, что именно так и произойдёт. Сотни научно-фантастических книг написано об этом, а за новейшую историю мы не раз убеждались - то, что прежде казалось фантастикой, сегодня стало явью.
(Задумывается)
Я люблю фантастику. Больше всего и в литературе, и в кино я люблю научно-фантастические жанры. В юности перечитал всех Стругацких, а сегодня продолжаю читать современных авторов. Думаю, что многие о них даже не знают.

Иллюзия обмана

– Еще немного о политике. Сегодня на выборах большое значение придаётся пиар-технологиям и стратегии, которую технолог выбирает для продвижения своего кандидата и его программы. А какую роль, по-Вашему, играет юридическое сопровождение? Можно ли с его помощью победить админресурс?

– Одним юридическим сопровождением победить админресурс не получится, но в сочетании с грамотным политтехнологиями – возможно. Пример тому – выборы в законодательное собрание Северной Осетии в 2012 году. «Патриоты России», даже не парламентская партия, чуть было не заняла первое место, взяв более трети всех голосов. Именно грамотное юридическое сопровождение, осуществленное нашей компанией (работа двадцати  юристов агентства «СРВ»), позволило за две недели до конца выборов совершить чудо. Подробнее об этом можно почитать в нашем журнале «Вестник хозяйственного правосудия Северо-Кавказского и Южного федеральных округов», мы публиковали большую статью по этому поводу.

– Сейчас все говорят о выборах Губернатора Ставропольского края, которые должны состояться осенью этого года. Особенно интрига обострилась после «come back'a» бывшего главы региона Александра Черногорова. Некоторые даже предположили, что он и есть основной конкурент главному кандидату – нынешнему врио Губернатора Владимирову.
 

– Абсолютно уверен, что никакого второго прихода Черногорова не будет. А с точки зрения действующей краевой власти, чтобы не было на выборах такого довольно-таки сильного оппонента, правильнее было бы его назначить членом Совета Федерации от Ставрополья. С федеральной властью у Черногорова произошёл скандал, он с ней судился, и работать с ней уже не сможет. Уточняю, с нынешней федеральной властью, а она, я считаю, очень надолго.
Создать на губернаторских выборах проблемы он может кому угодно, имея массу сторонников во властных структурах. Но выбирать будут всё же не сторонники, а граждане Ставропольского края, поэтому его возвращение в качестве Губернатора – из области фантастики. Я фантастику, конечно, люблю, но не такую. (Смеётся) Это бы дискредитировало край в Москве. Да никто этого и не допустит!
Я считаю, что на сегодняшний день альтернативы Владимирову нет. Если появится альтернатива, она опять-таки должна прийти из Кремля, и только из Кремля. Потому что настоящих выборов в России не будет ещё очень долго. И Владимиров победит, если не случится ничего экстраординарного.

– А как Вы восприняли возвращение в бюллетени для голосования строки «против всех»? Это будет влиять на исход выборов, особенно на муниципальном и региональном уровнях?

– Никакого значения это иметь не будет, разве что в пределах статистической погрешности. Как говорится, в России не важно, кто как проголосует, в России важно, как посчитают.

– Вы бы стали участвовать в митинге, подобном тому, что произошёл на Болотной площади? Вы сочувствуете представителям оппозиции?

– Я бы не пошёл ни на какой митинг. Во-первых, потому что холодно, а во-вторых, потому что не вижу в этом никакого смысла. Зато велика вероятность получить какие-нибудь телесные повреждения. Те, кто ходят на митинги, не поступают мудро, но имеют на это полное право.
Что касается оппозиции, у неё нет ни единой идеологии, ни единого лидера. Кто лидер? Навальный? Судимый человек, у которого ещё два уголовных дела на подходе? Или олигарх Прохоров с его миллиардами долларов?
В 1917 году у оппозиции тоже не было единого лидера, так сложились обстоятельства, что победили большевики. Но их организованность была в разы выше, чем организованность и сплочённость сегодняшних оппозиционеров. Они просто зарабатывают три вещи на возмущении народа: деньги, власть, которую они пытаются получить, и славу. Их протест имеет чисто прагматичный интерес.
Но это не значит, что когда-нибудь не появится иная оппозиция. Другая сила, которая действительно задумается о судьбе России. Вполне возможно, что в будущем появится такой лидер, которому наш Президент Владимир Владимирович Путин по своей воле, да ещё и с удовольствием передаст власть. Так оно, скорее всего, и будет. Пока я такого лица на политической арене не вижу, но он появится. Это неизбежно.

– Вы доверяете новостям с телеэкрана? Они хоть как-то объективно отражают происходящее?

– Главное, знать что произошло, остальное можно домыслить самостоятельно. Надо уметь получать информацию из разных источников – из государственных, из оппозиционных, из зарубежных, а потом уже делать выводы.
Я уверен, что высшие лица нашего государства тоже получают информацию из разных источников, в том числе и из своих закрытых. Потому что лжи в средствах массовой информации очень много, и можно совершить огромное количество ошибок, если полагаться только на официальные телеканалы. Неспроста у высших должностных лиц есть свои аналитические управления, которые пытаются «отделять зерна от плевел».

– Сегодня многие говорят о необходимости повышения уровня правовой культуры в обществе, выставляя её как чуть ли не панацеей от различных проблем. Как Вы, будучи профессиональным юристом, оцениваете нынешний уровень правовой культуры и нужно ли его повышать?
– Уровень правой культуры во всем мире крайне низок. Рядовые граждане не знают свыше 90 процентов основных законов. Они их не знают, не читали и никогда не прочитают. Но это нормально. А повышать уровень нужно, хотя бы основы правоведения больше преподавать в школах.
Другое дело, что в нашей стране у людей есть страх перед обращением в суд – вот это плохо. Надо уметь отстаивать свои права. Тем более что во всем мире люди в суды сами не ходят, поскольку развита адвокатура, существуют частные консультанты по правовым вопросам. У нас всё это тоже есть, но на единицу населения их в разы меньше и их квалификация, подчас, не соответствует западным стандартам. Да и сама российская судебная система всё ещё далека от идеала.
  

Дебет и кредит

– Давайте вернёмся к нашему краю. С чем, по-Вашему, связан нынешний бюджетный кризис на Ставрополье?

– Во-первых, в Ставропольском крае есть около десяти крупнейших промышленных предприятий, производящих удобрения, добывающих нефть, транспортирующих газ и электрическую энергию и т.п., которые дают львиную долю всех налогов в бюджет края. И когда они меняют юрисдикцию, то есть место прописки, то и налоги начинают платить в других субъектах. Чаще всего в Москве.
Это главная причина, почему уменьшается доходная часть краевого бюджета. А почему растёт расходная часть? Из-за того, что руководство края обязано выполнять «майские» Указы Президента России, а денег на это не хватает. Власти вынуждены занимать у банков, возникает бюджетный дефицит. Год за годом проблемы накапливаются, как снежный ком. По банковским кредитам нужно платить, выпускать краевые облигации, платить проценты по этим ценным бумагам.
Я считаю, что выходом из этой ситуации является не уменьшение расходной части, а увеличение доходной. К примеру, в Краснодарском крае совокупность всех сборов и налогов по итогам прошлого года составила 203 миллиарда рублей. Если бы у нас был аналогичный сбор налогов, в крае был большой бюджетный профицит. А для этого нужна соответствующая налоговая база, просто так налоги не поднимешь, увеличивая процентные ставки по ним.
Тут необходимы несколько комплексных программ по разным сферам хозяйственной деятельности. И неукоснительный контроль выполнения. Всё может получиться, ведь у Краснодарского края получается! Было бы желание. То, что налоги уходят из Ставрополья, прежде всего демонстрирует слабость власти.

– А как же меры, предпринимаемые властью для поддержки предпринимательства, для развития малого и среднего бизнеса?

– Что касается малого и среднего бизнеса, климат для его развития очень благоприятный, с точки зрения налогообложения. Просто не умеют люди пользоваться налоговыми льготами и преференциями. Не знают многих норм Налогового кодекса Российской Федерации.
Некоторые предприниматели работают годами и не ведают, что уже 7-8 лет как поменялся режим налогообложения. К нам часто приходят клиенты, для которых является откровением, что сегодня действуют другие законы. Руководители предприятий возмущаются большими налоговыми ставками, начинаем разбираться, и выясняется, что они вообще не должны платить некоторые виды налогов. Тем более, вся информация об этом открыта, проводятся бесплатные семинары в налоговых инспекциях края, но посещают их единицы, надеются на своих бухгалтеров. А бухгалтеры знают то, чему их учили десять, двадцать, тридцать лет назад, и больше ничему не учатся.
Вот и вся проблема. Из-за безграмотности специалистов разоряются предприятия, и вообще перестают платить какие-либо налоги, доходная часть бюджета становится ещё меньше. Развитие бизнеса тормозят, в основном, только неквалифицированные специалисты.
– А скандалы, регулярно разгорающиеся в Ставропольском крае, в том числе, коррупционные. Взяточничество, уголовные дела в отношении некоторых депутатов... Такая репутация тоже вредит региону, отпугивает потенциальных инвесторов.

– Да в соседних регионах не меньше уголовных дел, а, пожалуй, что и больше! Взять, например, Краснодарский край и скандал с депутатом краевого законодательного собрания Сергеем Зериновым. Резонансное дело, в котором он замешан, связано с покушением на убийство казачьего атамана и убийством его водителя. И в Ростовской области, и в Дагестане – везде масса этих скандалов.
А препоны для бизнеса создаёт чиновничья бюрократическая система, коррупционная составляющая законов. Но, кстати, за все 16 лет существования Юридического агентства «СРВ» никто из проверяющих ни разу не просил у нас взятку. Нечистые на руку чиновники понимают, что я тут же сообщу об этом в правоохранительные органы, и не суются.

– Сейчас Краснодарский край всё же чаще звучит в связи с другими обстоятельствами – зимней Олимпиадой в Сочи. И есть мнение, что это слишком затратный проект, а «олимпийские» деньги можно было вложить в другие сферы.

– Нет, я так не считаю. Те люди, которые говорят, что лучше было бы пустить средства на развитие промышленности, на поддержку сельского хозяйства, а Олимпиаду не проводить, не мыслят масштабно. А нужно уметь оперировать другими категориями. Через несколько лет Олимпиада кратно окупится. Не деньгами, так мировой известностью и статусом России. Нужно гордиться тем, что наше государство поднялось на новый уровень и сумело осилить такой глобальный проект, это великая вещь. Повторяю, надо уметь мыслить масштабно, и хорошо, что нынешний руководитель России Владимир Путин это понимает.

Правила жизни

– В Вашей карьере были поражения? Как Вы к ним относитесь?

– Поражения были, но я отношусь к ним философски. Все дела выиграть невозможно, я не адвокат Дьявола. Да и проигрывать тоже надо уметь.
В любой ситуации, когда ты понимаешь, что дело проигрышное, нужно прямо сказать клиенту: да, это дело выиграть невозможно, но если вы ответчик, я могу затянуть на несколько лет вступление в силу решения против вас. А вы, тем временем, успеете к этому подготовиться. Такая стратегия помогает. Более того, многие именно за этим ко мне и обращаются, им не нужна победа, им необходимо выиграть время.
 

– Есть ли ограничения, которые бы заставили Вас не браться за какое-либо дело, даже если это очень выгодно и полезно для репутации, повысило известность и т.п.?

– Я приведу пример. На протяжении трёх с лишним лет наш адвокат Михаил Ткаченко представлял интересы (сначала на стадии следствия, а затем и в Краснодарском краевом суде) одного из членов банды Цапка – Владимира Запорожца. Перед тем, как в ноябре 2010 года взяться за это дело, я несколько часов размышлял. И пришел к выводу, что за дело браться нужно. Мы понимали, что в любом случае будет вынесен обвинительный приговор, однако вопрос был в наказании. Я сосредоточился на том, чтобы доказать, что наш подзащитный менее виновен, чем остальные члены банды. И нам это удалось: в итоге Запорожец получил меньше всех, тогда как большинство членов банды получили пожизненные сроки.
И ещё. Когда речь идет о защите подозреваемых и обвиняемых, их нельзя считать виновными, пока не вступил в силу приговор суда. Нужно думать не о вине, а о том, что ты можешь сделать для человека, который попал в трудную ситуацию.
Но вместе с тем, я бы, наверное, никогда не занялся делами об изнасилованиях или делами, связанными с преступлениями против детей.

– Чем ещё кроме юридической деятельности Вы занимаетесь?

– Во-первых, с 1996 года я занимаюсь инвестированием временно свободных средств на рынке ценных бумаг. То есть играю на бирже. Это очень занимательно, почти как спортивный покер, только намного сложнее. Бывает, что в день я совершаю до трехсот и более операций купли-продажи ценных бумаг, причём за несколько минут можно заработать приличные деньги. Для меня это своего рода азартная игра, в которой я почти никогда не проигрываю.
 
Во-вторых, у меня есть Интернет-проект – сайт www.vipstav.ru. До конца прошлого года он охватывал Ставропольский край, а с 1 января 2014 года он работает на 13 субъектов Российской Федерации, входящих в состав ЮФО и СКФО. Проект оказался успешным, сейчас его база данных насчитывает свыше 1000 известных людей, а к следующему дню рождения нашей компании там будет не менее 3000 персоналий.
Сегодня портал посещают в среднем от 5000 до 8000 человек в день. Так что интерес к нему очень большой. Изначально этот медиа-проект был некоммерческим, но постепенно он становится на коммерческие рельсы. Более того, на его базе в ближайшем будущем появится одноимённый глянцевый журнал.

– Какие у Вас ещё планы?
– Мы уже четыре года издаем журнал «Вестник хозяйственного правосудия Южного и Северо-Кавказского федеральных округов». К сожалению, через полгода перестанет существовать Высший арбитражный суд Российской Федерации, и под большим вопросом дальнейший выпуск Вестника Высшего арбитражного суда. Мы хотим к концу года переформатировать наш журнал и начать выпускать его уже на территории всей страны. Одновременно у нас увеличивается количество филиалов. Мы всё активнее работаем в Москве, в Казани, в Ханты-Мансийске, в других городах, думаю, наш «Вестник» будет востребован и там.
Более того, в отдаленном будущем центр нашей компании может переместиться в Москву. Уже сейчас столица даёт нам более 60 процентов всей выручки. Но реализация этих планов зависит о того, как будет развиваться экономическая ситуация в России. Эксперты предрекают очередной кризис, а он может сыграть нам на руку. Юридическая помощь в этом случае будет более востребована, и у нас будет больше клиентов.

– Как складывается Ваш типичный рабочий день?

– Ежедневно в 8.20 я провожу рабочую планёрку. Затем работаю в офисе до 8, а то и до 9 вечера. Вернувшись домой, продолжаю часов до 11 знакомиться с событиями прошедшего дня и готовлюсь к завтрашнему. Таким образом, работа занимает до 14-15 часов в сутки. Даже в отпуске, находясь в путешествиях за тысячи километров от дома, мне приходится ежедневно десятки раз общаться с клиентами по телефону.

– Путешествия – это Ваше единственное хобби?

– Скажем так: не единственное, но главное. Вместе с супругой Ларисой я посетил уже около 60 стран и побывал на всех континентах, кроме Антарктиды. Мы приняли участие примерно в 10 долгосрочных круизах, и, кстати, сейчас готовимся отправиться в очередное путешествие. Помимо этого мне очень нравится играть в пинг-понг и в бильярд.
 
 

– Вы с женой – не просто супруги, а ещё и коллеги. Вы говорите дома о делах, или оставляете эти темы на работе?

– Мы постоянно говорим дома о делах, поскольку Лариса – мой первый заместитель, и с каждым годом сфера её ответственности и профессиональной компетенции только расширяется. Она всё больше и больше становится юристом, несмотря на то, что имеет диплом врача. За двадцать с лишним лет практики она получила такие знания и опыт, какие невозможно приобрести ни в одном учебном заведении. Наша дочь Анна также работает в компании «СРВ» с 14 лет. Сегодня у неё уже 7 лет трудового стажа, причём, одновременно она учится на третьем курсе юридического факультета СКФУ.

– Чего бы Вы никогда не смогли простить?

– Предательства. Хотя… надо уметь прощать людям их ошибки.

– Портят ли человека деньги?

– Деньги – это разновидность жизненной энергии. Ещё Карл Маркс сказал, что деньги есть всеобщий эквивалент и мерило всего. Но мне никогда не жалко расставаться с ними, если я расплачиваюсь за необходимую вещь или качественно оказанную услугу. Более того, я считаю, что если отдаю деньги с душой и от чистого сердца, мне сторицей это вернется. Все годы так и происходило.
Что касается их пагубного влияния, судите сами: только на меня в нашей фирме выписано более 600 генеральных доверенностей от самых разных юридических лиц. Если я захотел бы воспользоваться ими в корыстных целях, то легко бы завладел финансами и имуществом на несколько миллиардов рублей. Однако репутация дороже любых богатств. В душе я остаюсь тем же человеком, каким был в 18 лет, когда никаких денег у меня не было.
 

– Некоторое время был популярен тренд – «валить» из России. У Вас когда-нибудь возникало желание покинуть страну?

– Я, как человек, побывавший в 60 странах мира, считаю, что из России уезжать не надо. Я патриот, мне здесь комфортно, потому что здесь моя Родина. Какие бы законы не принимали в нашей стране, пусть даже в какой-то степени ограничивающие права и свободы, я отношусь к этому толерантно, поскольку понимаю, почему это происходит.

– Если бы Вам довелось пообщаться с Владимиром Путиным, что бы Вы ему сказали? И о чём попросили?

– Я бы попытался ему отсоветовать объединять Верховный и Высший арбитражные суды. И попробовал убедить немного либерализовать режим, так скажем. Обеспечить большие гарантии свобод граждан. А попросить… Я бы попросил назначить меня на ответственный государственный пост, с учётом моего образования и опыта. Хотя именно таких амбиций у меня нет.

Артем Тарасов
Журнал "PRO Край" №1 Февраль 2014

Рейтинг Известных людей

Посмотреть весь рейтинг

Голубев
Василий Юрьевич
Ростовская область

Тимофеева
Ольга Викторовна
Ставропольский край

Кадыров
Рамзан Ахматович
Республика Чечня
Савичев
Роман Валерьевич
Ставропольский край
Ткачев
Александр Николаевич
Краснодарский край
Фадзаев
Арсен Сулейманович
Республика Северная Осетия-Алания
Устинов
Владимир Васильевич
Ростовская область
 
Другие проекты asrv.ru vestnikxp.ru ludiuga.ru
© «Известные люди Юга России» Обратная связь Яндекс.Метрика Рейтинг@Mail.ru